::  На главную  ::  Статистика  ::  Правила сайта  ::  О сайте  :: 
  Поиск по сайту:    
 
Навигация
Главная    Новости    Концерты    Интервью    Истории групп    Прочее    Статьи    Заметки    Ссылки    Друзья сайта
Календарь
«    Август 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
Ваша реклама

Счетчик

Рекламный блок
 
Интервью: Большое интервью с группой Скорая Помощь. Часть первая - восьмидесятые.
 

  • Большое интервью с группой Скорая Помощь. Часть первая - восьмидесятые.
    Эксклюзивное интервью дали нынешние и бывшие участники Скорой Помощи: основатель группы Александр Фёдоров (бас), Алексей "Краб" Поляков (вокал), Сергей Титов (ритм-гитара) и Игорь Григорьев (бас).

    Как появилась Скорая Помощь?
    Александр Фёдоров:
    - В 1980 году четыре человека собрались вместе. Вообще тогда никакой идеи о тяжёлом роке ещё не было. То есть играли как все. За точку приходилось играть на танцах в станкостроительном объединении имени Свердлова. Танцы устраивались практически каждый день. Для каждого цеха разные, чтобы они не передрались. Поэтому приобретался опыт только игры на сцене. Но играть приходилось естественно всё самое модное. А параллельно репетировали свои песни. После этого в клубе сменился хозяин, и нас оттуда выперли. Потом мы уже познакомились с Валеркой Петровым в джазовом училище, подождали Алексея из армии и нашли новую точку - клуб бумажной фабрики имени Горького. И играли мы там всего четыре или пять раз в год на всяких вечерах, типа "А ну-ка, девушки".

    Когда стал появляться тот репертуар, который все знают? Когда появилась "та самая", известная всем, Скорая Помощь?
    Александр Фёдоров:
    - Я думаю, что 1985 год, когда пришёл барабанщик Осокин, и мы начали играть первую программу, которая называется "Старый рокер". Вот с этой программы и пошла тема.

    В тот момент сколько человек в группе играло?
    Александр Фёдоров:
    - Мы играли вчетвером, но четвёртый человек – барабанщик - у нас постоянно менялся. Как-то нам не везло всё время.

    А стилистически тогда что это было?
    Александр Фёдоров:
    - Ну, это ближе к AC/DC.
    Сергей Титов:
    - AC/DC было "в копейку", только круче!
    Алексей Поляков:
    - Ну, всё самое лучшее мы спёрли у AC/DC. Этот альбом обещает жить, первый самый. Ещё с Сашей Фёдоровым. Там такие весёлые песни. Я хотел бы, чтобы он издался когда-нибудь.

    То есть "Старый рокер" существует? Запись есть?
    Алексей Поляков:
    - Да, он существует. Я не знаю, стоит ли его там править. "Старый рокер" был записан в подвале. Имитация студийной записи. Но достаточно для того времени неплохо. Душу греет. Я его слушал тут недавно, несколько песен. Развесёлость такая, что… Мы дали Лёше Качалову (художнику и концертному звукорежиссёру группы), он должен оцифровать.
    Большое интервью с группой Скорая Помощь. Часть первая - восьмидесятые.
    А "Сосед" там уже?
    Алексей Поляков:
    - "Сосед" там.
    Александр Фёдоров:
    - "Сосед" был второй песней в этой стилистике.
    Алексей Поляков:
    - Но там очень много песен, которые никто не слышал. В то время слышали, может быть, сейчас они забытые. Очень весёлые. Песня про пионеров меня до сих пор просто в экстаз вводит, и "Поколение" тоже… Мы же когда расстались с Сашей Фёдоровым, то его песни решили из этических соображений не играть. А там было очень много хороших песен. То есть стал писать только Петров Валера, а старые песни оказались позабыты.
    Александр Фёдоров:
    - А Петров столько писал, что хватило бы и без моих песен! Материала хватало.
    Скорая Помощь

    А что послужило толчком к смене стилистики? Ведь к тому времени, когда появился "Своими Руками", группа играла совсем другую музыку.
    Алексей Поляков:
    - А как-то постепенно, на самом деле. Когда я вернулся из армии, играли мы тогда что-то типа Rush. Что-то не получалось. И попутно слушали AC/DC. Постепенно от AC/DC мы стали слушать Iron Maiden, Judas Priest. И естественно захотелось что-то более серьёзного, более продуманного. Потом, глядя на этот совок хотелось писать тексты мрачные. Злости хватало. А под AC/DC этих эмоций не передать уже было.

    Какова была мотивация выбора языка? Почему на русском?
    Алексей Поляков:
    - Были мысли и по-английски петь. Но мы поняли, что в России с английским языком далеко не уедешь.

    Когда группа оказалась в Ленинградском Рок-клубе?
    Алексей Поляков:
    - В Рок-клуб мы пробивались пару раз, наверное. Первый раз со звуком была такая лажа, что естественно, что нас не приняли. Второй раз дело было уже на нашей родной точке. Борзыкин из Телевизора приехал к нам, посмотрел, как нам двери выносят…
    Сергей Титов:
    - Я сломал!
    Алексей Поляков:
    - Ну да! Он тогда ещё не играл у нас.
    Александр Фёдоров:
    - Когда дверь упала, то он просто встал со своими и ушёл. Нас вынуждены были принять.
    Сергей Титов:
    - Я помню, что мы стоим, знаем, что там концерт Скорой Помощи и Фронтов, двери закрыты и никого не пускают. Говорят, наверно концерта не будет. Потом слышим – они уже играют! А двери закрыты. Что-ж такое?! Дверь сломали, вошли в зал. Оказывается там зал уже битком. В принципе сесть некуда. Сели все на пол. Но концерт был убойным. После такого концерта их в Рок-клуб не принять было просто невозможно..

    Это какой был год?
    Александр Фёдоров:
    - Уже позже, чем 1985.
    Алексей Поляков:
    - Может быть, 1986.

     

    Оказывалось ли на группу в то время какое-то давление со стороны властей?

    Алексей Поляков:
    - Тогда литовали тексты. Вот это я помню очень хорошо, потому что это меня ударило по самолюбию. Чтобы получить статус концертной, команды надо было принести все тексты в Рок-клуб, чтобы их почитал кто-то.
    Александр Фёдоров:
    - Нина Барановская. Она тебе ещё запятые расставила.
    Алексей Поляков:
    - Она мне всё зарубила. У меня на каждую песню варианта три было. Родной, который мы пели на концертах, и ещё два – один про любовь, и ещё один про что-то там. И вот любовные тексты и проканали. На самом деле, мы всё-равно пели своё.
    Сергей Титов:
    - Иногда на концерты приходили люди с текстами и проверяли, поёт группа те тексты или не те. Но к нам не приходили.
    Алексей Поляков:
    - Нас пронесло.

    В какой момент состав расширился? Когда появился Павлов за барабанами?
    Александр Фёдоров:
    - Сначала появилисяь Ахмеров с Павловым на пару.
    Алексей Поляков:
    -Да, Саша на свою беду взял их. Он с ними познакомился. У нас были проблемы с барабанщиками всё время. Он познакомился с Павловым, как раз когда Нокаут разваливался.
    Александр Фёдоров:
    - Павлов отказался от предложения играть в ДДТ и выбрал играть с нами. Он не знал тогда, что такое ДДТ, а что такое Скорая Помощь он знал.
    Алексей Поляков:
    - Вот он появился, и мы начали репетировать материал для "Своими руками". Нужен был второй гитарист. Им стал Саша Борисов. Проблемы с ним были всегда. Он на репетиции не являлся, курил очень много. Весело, конечно, с ним было. Одно время даже Петров из-за него ушёл. И мы отыграли пару концертов вообще с одним Борисовым. Угарные концерты были! А потом Петров вернулся, и опять встал вопрос со вторым гитаристом.
    Александр Фёдоров:
    - А без тебя как играли!
    Алексей Поляков:
    - Да, это было что-то! Он меня накурил. Мы сидели, должен быть концерт, был битком зал забит, а я проглотил пару паровозиков. У него какая-то афганская штука была. Вобщем, я улетел реально просто! А они играли без меня.
    Александр Фёдоров:
    - А мы отдувались!
    Скорая Помощь

    И кто отдувался?
    Александр Фёдоров:
    - Отдувался Петров. А что нам оставалось делать? Там был полный зал людей.
    Сергей Титов:
    - Петров не один раз отдувался. Причём даже в Германии.
    Алексей Поляков:
    - Я не помню по каким причинам с Борисовым не получилось. Он метался туда-сюда…
    Александр Фёдоров:
    - По творческим причинам, ему нравилось другое…
    Алексей Поляков:
    - Борисов играл хорошо, по тем временам. Его Хендриксом звали – подпольная кличка.

    А как Сергей оказался в группе?
    Сергей Титов:
    - Мне Ахмеров позвонил и пригласил на прослушивание. Я играл в группе Легион, в питерской. И мы с ними разругались. Можно сказать, почти из-за Скорой Помощи. Потому, что я предложил играть что-то весёлое, вроде AC/DC или Скорой Помощи, а они хотели играть типа Фронтов или Metallica. И ещё у меня были короткие волосы, потому что я был офицером танковых войск – учился в институте. Они сказали, что я их позорю и взяли вместо меня Шпынёва. Тут они встретили Ахмерова и постебались – мол, мы тут только что гитариста своего уволили. Ахмеров мне и позвонил, потому, что они искали гитариста. Мне сказали: "Не хочешь придти на прослушивание в Скорую Помощь?" Я конечно офигел от такого предложения, но пришёл. С какой-то гитарой, замотанной в одеяло. И Петров меня прослушал и оставил до первого концерта.
    Александр Фёдоров:
    - На испытательный срок.
    Сергей Титов:
    - Так вот, мы сыграли на том концерте в ДК Железнодорожников с группой Ноль, и мне сказали, что меня оставляют. Пришлось, правда, выучить всю программу за две недели. Хотя она была небольшая..

    А как проходил концерт в ЛДМ с финнами, года эдак 1988?
    Сергей Титов:
    - Легендарный концерт. Приезжают три команды финские. Одна из них Tarot – очень крутая команда, и две молодые. Ну и мы выступаем. На первый день концерт шёл так: сначала мы играем полчасика, потом вытупают финны, а потом выходит Tarot. Они сделали себе такие причёски офигенные, у них куча гитар. Ну и народ с них уходит. На другой день мы приходим, а Tarot и говорят: "Сегодня вы последние играете". И начинается: играют сначала все финны, потом Tarot без причёсок – полчасика играют и уходят, а потом уже мы играем. Причём нам Tarot свои гитары давал, барабаны давал. Барабаны-то мы взяли, а гитары забраковали, потому что у нас были свои самодельные. Они нам больше нравились. Кстати, этот концерт остался. Осталось видео, такое конечно любительское.
    Алексей Поляков:
    - И звук остался
    Сергей Титов:
    - Он случайно записался, потому что финны привезли с собой кучу аппарата, и какой-то пульт офигенный привезли. Они настроили свой звук за пятнадцать минут, чем очень нас удивили. И записали нас на кассету. Сами предложили и записали. Звук очень достойный.

    Алексей Поляков:
    - Причём это всё у нас есть.
    Сергей Титов:
    - Возможно потом когда-нибудь мы это всё издадим отдельным диском для любителей древностей. .

    Какая программа тогда игралась?
    Сергей Титов:
    - Игралась так называемая программа "Шире шаг", которую неоднократно пытались записать. Так и не получилась эта запись. Мы писали её во Дворце Пионеров.
    Алексей Поляков:
    - Ну опять же, там начало концерта было полностью Сашкино. Это четыре песни – "Шире шаг", "Взять живым", "Подонки" и "Чёрный ход".
    Сергей Титов:
    - Самые убойные песни. Их нет нигде. Так что только из-за них стоит этот концерт издать по идее. Там был ещё "Шаг на эшафот", "Сосед", "Рок-н-ролл стайер".

    Бонусы к альбому "Своими руками" включают две песни записи 88го года - "Рок-н-ролл стайер" и "Взять живым". Это всё, что осталось от попытки записать программу "Шире шаг" во Дворце Пионеров или это какая-то другая сессия?
    Сергей Титов:
    - Нет, эти песни не из Дворца Пионеров. Мы там так до конца ни чего и не записали. А это, скорее всего, одна из многочисленных попыток записаться на своей репетиционной точке.

    Как группа подошла к записи альбома "Своими руками"?
    Алексей Поляков:
    - Так а не было записи этого альбома. Было записано три телеги для этого миньона. Да даже не для миньона…
    Сергей Титов:
    - С нами познакомился некий Абашидзе – человек с телевидения. Он пришёл в ДК, чтобы присмотреть зал и устроить показ мод - была такая "Лаборатория Экспериментального Моделирования". А там мы случайно играли. Он нас очень полюбил после этого. Ахмеров с ним вообще подружился. И когда он пожаловался, что, блин, у группы нет альбома, то Абашидзе пробил нам несколько смен на радио, чтобы мы записали вступление к программе "Бумеранг", которую он вёл. И там мы записали три песни для миньона. И всё. Потом записали ещё инструментал "Извержение", который отдали ему для "Бумеранга". Он даже звучал у него постоянно.
    Алексей Поляков:
    - Потом после этих трёх песен у нас оставалась ещё одна смена…
    Сергей Титов:
    -Нет. Мы же подружились с Мишей Кияновым и спросили, а как бы записать всё остальное? Он сказал, что за малую толику денежных знаков можно выделить ночь и ночью писаться.
    Алексей Поляков:
    - И мы всё остальное записали за ночь. Практически вживую.
    Сергей Титов:
    - Хуже всех было Лёхе, потому что он уже уснул, а его часов в пять разбудили и сказали "Лёха, мы всё записали. Пора петь". Он взял и спел.

    Почему между записью двух частей альбома произошла смена басиста?
    Александр Фёдоров:
    - По творческим причинам.
    Алексей Поляков:
    - Там человеческий фактор в основном играет роль. Нестыковка руководящей части группы с музыкантами.
    Александр Фёдоров:
    - Законодательной и исполнительной власти.
    Алексей Поляков:
    - Меня тоже пасли. Я хотел уйти вместе с Саней, меня вызывали на ковёр и убедили в том, что группа должна жить, и что басист будет другой. Ну, в общем, конфликты в группе были всегда.
    Сергей Титов:
    - Когда Ахмеров сказал, что будет другой басист, мы сразу заволновались. Как это, другой басист? А как играть? У нас гастроли. В то время мы уже были группой, можно сказать, профессиональной.
    Алексей Поляков:
    - Уже не работали.
    Сергей Титов:
    - Все жили только музыкой, ездили на гастроли.
    Скорая Помощь

    А откуда и как пришёл Игорь в группу?
    Алексей Поляков:
    - Его Ахмеров привёл.
    Игорь Григорьев:
    - 83 год. Была группа Плюс. Мы играли на первом рок-клубовском фестивале с Пикником. Нас там отметили, всё было ништяк. Потом были поездки по загородам и рассёр – мы разбежались. Начались домашние поиски. Я тогда болтался по джазовым клубам. Потом воссоединились с частью группы Плюс и появилась Система Ноль. Там появился мой товарищ - классный барабанщик Андрей Шулепов. Снова были поездки… И опять полный привет. Сижу я дома. Музыки хочется. И тут позвонил Ахмеров, забил мне стрелку. Вот я и приехал... Пошли в клуб бумажной фабрики имени Горького. Всех выгнали. Мы остались вдвоём с Павловым. Струнки подёргали. Павлов дал добро…
    Сергей Титов:
    - Игорь был вторым претендентом – первого Павлов забраковал. Барабанщик с басистом – они же как друзья. Есть такая легенда, что они играют вместе.
    Игорь Григорьев:
    - Главным отсеивателем тогда был Павлов. Вот таким вот образом я очутился в Скорой Помощи..

    А почему состав на миньоне указан уже с Игорем, несмотря на то, что его в записи тех песен не было?
    Алексей Поляков:
    - А это опять фишка Ахмерова.
    Александр Фёдоров:
    - Может, он ошибся просто?
    Алексей Поляков:
    - Он не ошибся, он это сделал специально.
    Сергей Титов:
    - Мы с ним имели разговор на эту тему, что нехорошо это всё. Но он сказал: "Надо светить нового басиста. На фотографии будет новый басист. Как это – на фотографии будет новый басист, а указан будет старый? Будет путаница. Надо теперь Игоря светить везде". Но мы, когда издавали альбом "Своими руками", всё это исправили. И там где играет товарищ Фёдоров, так и указано русским языком чёрным по белому – Фёдоров .

    Сергей, а как получилось, что на некоторых фотографиях в буклете "Своими руками" ты с длинными волосами? Мы ведь помним, что у тебя была военная кафедра и короткая стрижка.
    Сергей Титов:
    - А это Артемий Троицкий готовил статью для западного журнала Billboard. И нужны были наши фотографии. А поскольку считалось, что металлисты должны быть волосатыми, то мне пришлось сниматься в парике. Причём парик был рыжим.

    Как проходила концертная деятельность тогда в 1989-1990 годах?
    Алексей Поляков:
    - Мы не были, наверное, только в Средней Азии и на Дальнем Востоке.
    Сергей Титов:
    - Мы по Сибири хорошо ездили – Омск, Томск.
    Алексей Поляков:
    - У нас бывало иногда даже по тридцать концертов в месяц.
    Сергей Титов:
    - Давали по два – по три концерта в день, и это было нормально. В выходные по три, в будни по два. Когда приехали в город Норильск, а мы были первой группой приехавшей в Норильск, поскольку он был город закрытый, то нам оформили какие-то паспорта. Пограничники пришли нас проверили… Там по два концерта в день было. Аншлаг был постоянный. Мы были первыми, кого пустили в этот город. А ещё у меня там куртку украли!
    Александр Фёдоров:
    - Помню, как ты без куртки вернулся.
    Сергей Титов:
    - Последний банкет, а у меня украли куртку хулиганы местные.
    Алексей Поляков:
    - У тебя и здесь тоже куртку украли - в ДК Ленсовета.
    Александр Фёдоров:
    - Мы играли со Статусом, когда у нас всю одежду украли.
    Сергей Титов
    - Тогда Скорая Помощь единственная команда была из металлических, ну, не считая Фронтов, конечно, которая могла собрать аншлаг. И был концерт в Ленсовета. Аншлаг. Билеты все проданы. И пока мы выступали, какие-то гаврики пытались пройти на концерт. Они залезли в окно и попали в нашу гримёрку. А гримёрка была закрыта на ключ. И им из неё было не выйти. Внутрь попали, а выйти не могут. И они, видимо от сожаления, собрали все наши шмотки и ушли опять через окно. Мы возвращаемся с концерта, открываем гримёрку – а мы выступали такие в рваных штанах…
    Алексей Поляков:
    - В "600 секунд" потом Невзоров говорил, что нам пришлось ехать в метро в сценических костюмах.
    Сергей Титов:
    - А девчонки, которые с нами были, они все в шубах, поскольку была зима. И они повесили шубы в другой гримёрке… Это был, конечно, кадр. Жалко нас никто не снимал, когда мы вышли из Ленсовета – мы все в этих штанах с голыми коленками и с нами девчонки в шубах, в шапках. Но мою куртку потом нашли. С собаками. И вернули.
    Александр Фёдоров:
    - Её бросили…
    Сергей Титов:
    - Её спрятали, потому что было всё не унести. И собака нашла и вернула мне лично. А концертов было очень много. Мы поэтому даже бросили репетировать. Приезжаешь с гастролей, неделю сидишь дома и отдыхаешь. Потом звонит Ахмеров и говорит, что надо собираться снова на гастроли. Но тогда многие так ездили, не только мы. Тогда авторитет Ленинградского Рок-клуба был очень велик. Когда в любом городе где-то очень далеко вешали афишу, на которой было написано большими буквами "Ленинградский рок-клуб представляет", то маленькими можно было всё что угодно писать. Там Скорая Помощь, что-нибудь ещё… И люди шли битком.
    Игорь Григорьев:
    - Была такая передача на ЛенТВ – Музыкальный Ринг. А Зинаида Константиновна Иванкович – главный редактор на ТВ – как она полюбила Скорую Помощь! Куда нас только не запихивала! И в Москву, и в Одессу… Все эти концерты под фанеру… Вы себе представляете? Скорая Помощь под фанеру!
    Сергей Титов:
    - В Лужниках. Целую неделю. По два концерта в день! Вместе с товарищами из Ласкового Мая и с Олегом Квашой.
    Игорь Григорьев:
    - Там ужас был! Мы ходили как на работу. Две телеги отыграем быстренько под фанеру. Все в дыму, прокашлялись и нафиг, пьянствовать.
    Сергей Титов:
    - К концу недели это стало надоедать и мы начали халявить. Кто-нибудь не приходил на концерт. Договаривались, что кто-то один может не приходить. А какая разница – под фанеру-же играем. Только барабанщику приходилось приходить каждый раз. Потому, что никто не соглашался сидеть за барабанами.
    Игорь Григорьев:
    - Нас заставляли выходить после концерта на финал, где всех снимали. Всю тусовку – человек сто пятьдесят, наверное. А кто не выходил, того штрафовали.
    Сергей Титов:
    - Я обычно выходил на финал и играл на клавишах песню "Поп-антенна". Как Моцарт!
    Игорь Григорьев:
    - На том концерте была смешная история. Здоровенная сцена, собранная из металлических конструкций, застеленная деревянным полом. И нас предупреждали: выходите на сцену – возвращаетесь направо, откуда и вышли. Мы отыграли тогда "Шаг на эшафот". Клёво отдербанили под фанеру. Встаёт Женя Павлов и идёт не направо, а налево в темноту. И с двух метров высоты падает… Я думаю: "Ну всё! Без барабанщика остались!" Нет. Ничего. Коленку только зелёнкой помазали… Это было на девятое мая. А до этого мы были в Крыму. Какие-то концерты должны были быть. Жили в Симферополе, в здоровенной гостинице "Москва", на девятом этаже. У нас были у всех отдельные номера на каждого для всей Скорой Помощи. А напротив меня жили Костолевский с Харатьяном вдвоём в двухместном номере...
    Сергей Титов:
    - Это были вторые самые интересные гастроли
    Игорь Григорьев:
    - Тогда татары что-то учудили. И во избежание конфликтов на первое мая все мероприятия отменили. И мы целыми днями валяли дурака.
    Сергей Титов:
    - За нами приезжал микроавтобус и возил нас в горы на шашлыки… Я догадываюсь, что это было такое отмывание денег. Нас приглашали какие-то комсомольские деятели. В Симферополе у нас было объявлено 12 концертов. Отыграли мы только два, но нам всё оплатили.
    Игорь Григорьев:
    - И мы улетели в Москву.
    Сергей Титов:
    - А ещё была история, когда Лёху – совершенно трезвого – не пускали в самолёт, потому, что он был опоясан пулемётной лентой с патронами. Самолёт задержали минут на сорок.
    Игорь Григорьев:
    - В наше время вообще, наверное, расстреляли бы.

    А как получилась запись концерта в Самаре?
    Алексей Поляков:
    - Это чисто случайно.
    Сергей Титов:
    - Мы приехали в Самару, а нам сказали, что свет и звук вам сегодня выставляет группа Синяя Птица. И нам поставили офигенный свет, офигенный звук… И пока мы ещё репетировали, там эти местные поняли, что группа хорошая, посмотрели как Петров по сцене скачет и решили всё это снять. И сняли. Одной камерой.
    Алексей Поляков:
    - Там же заметно, что начало концерта ещё более менее, а потом оператор полез на сцену… Вторая половина концерта – там от подзвучки звук.
    Сергей Титов:
    - Продюсер Синей Птицы, когда был банкет и все отмечали окончание концерта; он ставил эту запись и восхищался Петровым. Показывал своим музыкантам, как надо работать. Кто не видел Петрова на сцене, считайте Скорую Помощь не видел! Это был уникальный человек. Очень концертный.

    А с кем вы тогда ездили на гастроли?
    Сергей Титов:
    - В основном одни. Нам всё время давали на разогрев какую-нибудь местную команду. Приезжаем там в Омск, в Томск, в Нижний Тагил - куда мы только не приезжали – а перед нами выступает какая-нибудь местная хорошая команда. Ну, один раз мы ездили с группой Ноль. А ещё один раз были с группой Зоопарк.
    Алексей Поляков:
    - В Сочи, по моему, или в Одессе.
    Сергей Титов:
    - В Одессе мы были с группой Нате. Там был Задерий, там была Примадонна, ещё какие-то команды московские…. А это был какой-то большой концерт. Там была куча команд и хэдлайнерами были Скорая Помощь и Зоопарк. А аппарат так и не приехал, концерт переносили с одного воскресенья на другое. Неустойку заплатили только нам и Зоопарку

    Как и когда в группе появился Алексей Качалов?
    Алексей Поляков:
    - Качалов с самого начала был! Я в "сапогах" долг отдавал нашей "любимой" Родине, а Качалов, Федоров, Петров и Игорь Семенов "Замученого змея" писали.

    Качалов ездил с вами на гастроли?
    Сергей Титов:
    - Пока в группе был Ахмеров, то на гастролях он сам был звукорежиссёром. Это чтобы не возить с собой лишнего человека. А когда мы разошлись с Ахмеровым, то с нами стал ездить Качалов. Особенно в Германию.

    Продолжение следует...

     

     


     
     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
    Другие новости по теме:
    Панель управления
    Наш опрос


    Что Вы хотите видеть не сайте больше всего?

    Новости
    Статьи
    Интервью
    Быографии групп
    Музыку в mp3
    Видео


    Архив статей
    Февраль 2013 (1)
    Декабрь 2012 (1)
    Сентябрь 2012 (1)
    Август 2012 (3)
    Июль 2012 (1)
    Декабрь 2011 (2)
    Друзья Сайта