::  На главную  ::  Статистика  ::  Правила сайта  ::  О сайте  :: 
  Поиск по сайту:    
 
Навигация
Главная    Новости    Концерты    Интервью    Истории групп    Прочее    Статьи    Заметки    Ссылки    Друзья сайта
Календарь
«    Июль 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Ваша реклама

Счетчик

Рекламный блок
 
F.A.Q.: День оккупации Шуши 15
 

  • «ДО СДАЧИ ШУШИ СОЛДАТ ОТПРАВИЛИ В ОТПУСК»

    Два месяца прошло с того дня как освобожден Рагим Газиев. Нас сильно удивило то, что до сих пор ни одно из ведущих СМИ страны так и не обратилось с вопросами к человеку, с чьим именем связывают поражения Азербайджана в Карабахе. Что это? Стремление угодить противникам Р.Газиева как во власти, так и в оппозиции, или скрыть от общества всю правду об азербайджанской трагедии прошлого века? Ведь, в конце концов, каждый из нас понимает, что вина за потерю Карабаха лежит на совести каждого из нас. Все виноваты в войне, которую мы проиграли.
    Первым гостем нашей рубрики «Открытая трибуна» является Рагим Газиев. Ибо каждый из нас, проигравших имеет право на слово. Возможно, после этого интервью многие из нас переосмыслят и попытаются заново взглянуть на события минувших лет. Так или иначе, но Р.Газиев прав в одном – не разобравшись в прошлом, мы не сможем добиться освобождения Карабаха.

    «Я ПОКИНУЛ ШУШУ 14 МАРТА»

    - Несмотря на то, что ваша жизнь переполнена многими интересными событиями, но, по понятным причинам, имя Рагима Газиева ассоциируется со сдачей Шуши. В общественном сознании укоренилась мысль о том, что вы являетесь одним из главных виновников поражения Азербайджана в первой Карабахской войне. Есть ли у вас аргументы и доказательства в свое оправдание?

    - Если я совершил бы то, что мне приписывали в течение всех этих лет, то какое моральное право я имел бы сидеть здесь и беседовать с вами с глазу на глаз? Насколько же надо быть безликим, чтобы после таких преступлений оправдываться перед своим народом. Обвинения против меня – это абсурд, и они не имеют никакой фактологической основы. Я готов к открытому диалогу в присутствии СМИ со всеми, кто обвиняет меня в этих преступлениях. Я готов ответить на все вопросы и обвинения. Более того, я предлагаю создать общественную следственную бригаду из независимых юристов, которые проведут объективное расследование. И вне зависимости от результатов этого расследования, я обязуюсь признать их вердикт. Пока мы не проясним темные моменты в нашей истории, об освобождении Карабаха не может быть и речи.



    - Тогда перейдем к конкретным вопросам. Когда вы покинули Шушу?

    - Я покинул Шуши примерно 13 или 14 марта. Да, точно – 14 марта.

    - То есть в апреле и в мае 1992 года вас уже не было в Шуше?

    - Нет. Я уже был министром обороны Азербайджана.

    - В таком случае, почему вас обвиняют в сдаче Шуши? Вам предъявлялось обвинение, как к человеку, который в целом командовал Вооруженными силами страны?

    - Я предлагаю в начале рассмотреть все события, которые предшествовали сдаче Шуши. В конце сентября 1991 года указом президента было создано Министерство обороны. И постановлением Верховного Совета республики все вооружение Советской Армии должно было перейти на баланс новосозданной национальной армии. Первым министром обороны стал советский генерал Валех Баршадлы, спустя некоторое время его сменил Таджиаддин Мехтиев, затем короткий период министерство возглавлял Таир Алиев. Я же был назначен министром обороны 17 марта 1992 года. Могу сказать одно - до 17 марта указ президента о национализации имущества 4-ой армии и создания материально-технической базы нашей армии не был исполнен. Ничего не было сделано.

    - А не вы ли были одним из тех в руководстве НФА, кто необоснованно вмешивался в деятельность Минобороны и настаивал на отставке В.Баршадлы и Т.Мехтиева?

    - Необходимо учитывать психологию того времени. Покойный В.Баршадлы был блестящим теоретиком. Когда меня назначили министром, я тут же назначил его начальником Генштаба. Но, к сожалению, наша генеральская элита, включая самого В.Баршадлы, выступала против создания национальной армии. Только Абульфас Гасымов был сторонником строительства национальной армии.

    Когда начался развал советской армии, командование в Баку разбазаривало и вывозило из Азербайджана вооружение. А офицеры, в том числе В.Баршадлы, воспитанные в духе советского устава были не способны побороть в себе чувство субординации и помешать этому процессу. Наряду с этим были и субъективные факторы. Многие в НФА были подвержены популистским настроениям и требовали от Минобороны за считанные месяцы создать армию, что было невыполнимой задачей. К сожалению, порой, и я поддавался таким настроениям.

    - В то время, когда В.Баршадлы создавал инженерные сооружения, руководство НФА обвиняло его в пораженческом настроении. «К чему окопы, к чему траншеи, нам нужно только победоносное наступление…» - примерно так звучали выступления оппозиционеров. Была создана невыносимая атмосфера для нормальной деятельности министра. Буквально ежедневно с конца 1991 года перед зданием Минобороны проводились беспрерывные пикеты с требованием отставки В.Баршадлы…

    - Я полностью согласен с вами, что в тот период царил популизм, я бы даже сказал слепой популизм. К глубокому сожалению, все эти процессы наложили негативный отпечаток на военное строительство.

    - Буквально через несколько месяцев после акций протеста оппозиции, тогдашний президент не выдержал накала страстей и отправил в отставку В.Баршадлы. Однако участь его преемника – Таджиаддина Мехтиева также была предрешена, поскольку не успел новый министр приступить к своим обязанностям, как раздались требования о его отставке…

    - Я считаю, что в тот период Т.Мехтиев должен был проявить более решительную позицию. В этом случае его не смогли бы отправить в отставку. Т.Мехтиев психологически не был готов к такому давлению.

    Скажу вам откровенно, после потери Шуши, я тоже находился в тяжелом психологическом состоянии. Но буквально через месяц мне удалось превозмочь себя, и вернуться к активной деятельности. Именно благодаря этому в июне 1992 года мы смогли обеспечить успешное контрнаступление в направлении Агдеринского (Мардакерт) района.

    «АРМЯНАМ СЛИВАЛИ ИНФОРМАЦИЮ ИЗ ШУШИ»

    - Кстати, Аяз Муталибов, в преддверии своего визита в Иран в феврале 1992 года, дал вам, военному коменданту Шуши, распоряжение - в его отсутствии соблюдать режим прекращения огня и не стрелять в сторону Степанакерта. Однако, по имеющейся у нас информации буквально через несколько часов после вылета президента, вы подвергли Степанакерт, в частности место дислокации 366-го мотострелкового полка мощному артиллерийскому обстрелу. Армянская сторона не преминула быстро воспользоваться представшей возможностью и начать атаку на Ходжалы. Почему вы не выполнили приказ Верховного главнокомандующего?

    - Я открыл огонь по Степанакерту не потому, что этот приказ дал мне А.Муталибов. Живым свидетелем этих событий является Эльдар Гасанов, который тогда являлся начальником военной милиции Гянджи. В те дни с места дислокации 366-го полка Шушу обстреливали из танков. Невозможно было поднять голову. Стреляли профессионально и точечными ударами. Представьте себе, что в один из этих дней, ночью снаряд накрыл здание Военного Комиссариата, где я обычно ночевал.

    - А как русские офицеры могли точно определить ваше местонахождение?

    - Армянам сливали информацию из Шуши.

    После того, как армяно-русские вооруженные силы открыли огонь по Шуше, я отдал приказ открыть ответный огонь. Буквально через несколько минут мне позвонил по ВЧ-связи Эльдар Гасанов. Он тревожным голосом сказал, что рядом с ним в его кабинете находится командующий 23-ей дивизией генерал Будейкин. Э.Гасанов передал трубку генералу, который в грубой форме обратился ко мне: «Что ты стреляешь по Степанакерту?» Я ответил, что не стреляю по городу, и мы не собираемся воевать с русскими. Стреляют из Степанакерта и я вынужденно открыл ответный огонь. Пусть остановят стрельбу, и тогда мы прекратим стрелять». Будейкин согласился со мной. И действительно стрельба прекратилась на полчаса. Но что началось потом! Из Степанакерта на нас посыпались снаряды. Это был кошмар.

    Тогда я дал команду открыть огонь по Степанакерту из установки «Град». Наши солдаты не умели правильно, по координации стрелять из «Града». 4 ствола установки находились в неисправном состоянии. Солдат поднимался на вышку и оттуда сообщал нам – попал ли снаряд в городок или нет? И вдруг он закричал, что снаряды попали в городок 366-го полка. Были уничтожены 5 БМП полка. Тут же ко мне снова позвонил генерал и обругал меня матом. Я ему тоже ответил матом. Я сказал ему: «Ведь мы дали друг другу мужское слово, почему вы вновь открыли огонь?». Будейкин сказал, что убьет меня! Я ему ответил: «Знаете, товарищ генерал, я приехал сюда умереть!»

    Через 40 минут после нашего разговора, 2 МИГа направились в сторону Шуши и обстреляли город. С нашей стороны были раненые…

    Вот почему я открыл огонь. Нам невыгодно было начинать первыми. У нас был всего один «Град», который мы могли использовать в позиционных боях. Кстати, 16 февраля была получена информация о готовящемся наступлении на Ходжалы. Наши войска, находящиеся в Шуше, успешно предотвратили атаку именно с помощью этой установки, из которого были обстреляны позиции противника.

    25 февраля мы вновь получили информацию об очередной попытке наступления на Ходжалы. Поверьте, у нас не было достаточного вооружения, чтобы помочь ходжалинцам и остановить наступление армян. На этот раз не смогли воспользоваться и «Градом», поскольку над Шушой стоял густой туман. Я же не мог открыть огонь в слепую в сторону Ходжалы. После этого меня вообще растерзали бы и сказали бы, что Рагим расстрелял и ходжалинцев.

    В эти дни я говорил по телефону с Муталибовым и проинформировал его об опасности, нависшей над Ходжалы. Президент же в свою очередь ответил мне, что министр внутренних дел Тофик Керимов заверил его в стабильности ситуации. Я понимаю, что в Ходжалы была подготовлена ловушка для Муталибова. Но это неправда, что я вопреки приказу президента открыл огонь по Степанакерту. Это не в моем характере. Если бы я решил не исполнять приказа президента, то сказал бы об этом прямо ему в лицо. Кроме этого, я уважал А.Муталибова.

    - Почему ходжалинцам из Агдама не поступила своевременная помощь?

    - В ночь на 25 февраля в Агдаме находилось 12 танков Т-72, 12 БМП-2, 4 установки системы «Град», БМ-21, 44 БРДМ, 40 пушек и 2500 солдат национальной армии. Все эти силы могли бы быть брошены на спасение Ходжалы. Но помощь не последовала.

    - Почему?

    - Не знаю. Вот тогда я обматерил всех их. Достаточно было открыть огонь из «Града». Был такой наводчик – солдат Инчипиренко – он мог бы «Градом» поразить любую точку. Представляете? Потом выяснилось, что «Град» исчез. Не могли найти.

    - Если я не ошибаюсь, в то время в Агдаме находились Тамерлан Гараев и Фахмин Гаджиев?

    - Да. А Таир Алиев являлся командующим по всему Карабаху. Вы говорите, что я был назначен военным комендантом Шуши? Я услышал этот указ из теленовостей. У меня не было ни документов, ни печати, ни нормативных актов…

    Вернемся к ходжалинской трагедии. Когда я находился в Нагорном Карабахе, в Аскеране мне показали открытый армянами накануне наступления на Ходжалы гуманитарный коридор, которым воспользовалось большинство населения поселка. Этот коридор проходил вдоль линии реки Кар-Кар. Насколько эта информация соответствует действительности? И правда ли, что активисты из батальонов НФА повели ходжалинцев по ложному пути в захваченное армянами село Нахичеваник?

    - Я слышал об этом и даже о более ужасных вещах, которые творили наши. Но поймите меня – на меня столько клеветали, что я уже опасаюсь новых обвинений. Был такой активист Народного Фронта – Эльдар Багиров (один из активистов Агдамского отделения НФА). Царство ему небесное! Как-то он начал мне рассказывать о тех, установках, которые он получил от руководства НФА. Начал рассказывать, но потом остановился. Он чуть с ума не сходил, когда рассказывал о предательстве бойцов из батальонов НФА.

    Да, это было. У меня много фактов. К примеру, я точно знаю, что в преддверии оккупации Шуши глава исполнительной власти Низами Бахманов и командующий фронтом Эльбрус Оруджев находились в Нахчыване... Много было предательства.

    - По имеющейся у нас информации и вы до сдачи Шуши часто беседовали с Гейдаром Алиевым по ВЧ-связи?

    - Клянусь Аллахом, что это не соответствует действительности. Г.Алиев впервые позвонил ко мне домой, когда меня ранили. Зачем мне скрывать это?



    «КТО РАЗМИНИРОВАЛ ДОРОГУ В ШУШУ?»

    - В преддверии оккупации кто отвечал за оборону Шуши?

    - Эльбрус Оруджев.

    - Почему его не привлекли к уголовной ответственности?

    - Вопрос в этом и заключается. Многие факты подтвердились в ходе судебного расследования. Э.Оруджев заявил на суде, что плана обороны Шуши не было. Я представил на суде показания заместителя начальника Генштаба, начальника оперативного отдела Минобороны Руфата Амирова, который заявил, что был утвержден план обороны. Кроме этого была директива №141 и другая директива, которая определяла этапы обороны и точки стрельбы. 24 апреля 1992 года полевые командиры провели заседание в кабинете у Н.Бахманова и оттуда позвонили мне. Я им объявил о своем приказе: «все должны беспрекословно подчиняться Э.Оруджеву». Все ответили: «Есть». Поймите, я отвечал за линию фронта, протяженностью 1340 км…

    Э.Оруджев не издал ни одной директивы. Я его спрашиваю – почему не было издано ни одной письменной директивы? Кому ты поручил секторы обороны? Все приказы он почему-то отдавал в устной форме.

    Прокуратура утверждала, что Р.Газиев дал приказ о разминировании дороги Степанакерт-Шуша и о выводе войск из Шуши. На суде, я задал вопрос Э.Оруджеву: «В письменной или устной форме, официально или неофициально, телефонограммой или без дал ли я тебе приказ о разминировании и выводе войск?» Э.Оруджев ответил: «Нет!». Я его спрашиваю: «А почему была выведена техника? Я давал тебе такой приказ?» Он опять отвечает: «Нет, вы дали приказ о маскировки техники, находящейся в городе».

    - Тогда кто дал приказ о разминировании и выводе войск?

    - Здесь есть предательство и предатели. Только никто не заинтересован в раскрытии этого дела. Пожалуйста, сейчас я зачитаю выдержки из уголовного дела. Вот что говорит в своих показаниях от 25 мая 1992 года Набиев Адиль Наби оглы – командир взвода разведки войсковой части №777: «Вооружения, снарядов, орудий и другой боевой техники в войсках, расположенных в г.Шуше было достаточно… С 7 на 8 мая примерно в 01.00 я вместе с 23 бойцами выехал из Шуши. Так как нас отпустили в трехдневный отпуск, который был оформлен командиром войсковой части №777. Хочу уточнить, что мы были не одни». Представляете?

    Э.Оруджев в начале мая позвонил мне и сообщил, что получил информацию о готовящемся наступлении армян на Шушу. Была известна и дата - 7 мая 1992 года. Он предложил нанести по позициям армян упреждающий удар. Я ему тогда ответил, что «будь осторожен, поскольку Ягуб Мамедов ведет переговоры с Тер-Петросяном в Тегеране, это может быть и провокация, проверь эту информацию». Тогда же я полностью возложил на него обязанности по обороне Шуши.

    В тот период у нас не было специальной связи, мы могли выходить друг на друга исключительно по телефонной связи. Я приказал Э.Оруджеву - если связь прервется, то он отвечает за оборону Шуши головой. Сейчас эту мою директиву пытаются обратить против меня, дескать, Р.Газиев не позволил Э.Оруджеву нанести упреждающий удар.

    А как я должен был поступить? 7 мая примерно в 19.00 в Тегеране шли переговоры между президентами. А я Э.Оруджеву сказал, что если информация о наступлении подтвердится, то наноси удар. Нельзя же было действовать на основе непроверенной информации.

    В показаниях Н.Бахманова и Н.Гулиева подтверждается, что в ночь с 7 на 8 мая 1992 года связь между Баку и Шушой прервалась.

    Хорошо, предположим, что я не разрешил нанести упреждающий удар по противнику. Что должен был сделать Э.Оруджев, как командир бригады и военный комендант Шуши? Организовать оборону города! Тогда почему не была организована оборона? Почему за несколько часов до наступления несколько десятков солдат отправили в отпуск? Куда смотрел Э.Оруджев? Вот в чем вопрос!

    - Сколько военной техники было в Шуше в ночь с 7 на 8 мая?

    - 3 танка Т-72, 1 танк Т-55, 9 БМП… Давайте я процитирую вам показания свидетеля Азая Керимова: «Командовал территориальными батальонами (состав около 200 человек) - Сафаров Фахреддин. Батальон «Карабах» - около 500 человек, командир Тофик Огуз. Батальон Народного Фронта – 120 человек, командир Рамиз Гамбаров. Евлахский батальон самообороны №872 (численность не указывается) – командир Вердиев Джалал, Спецназ или ВЧ 777 – Эльчин Мамедов. Кроме этого, в автороте, артиллерийском дивизионе и мелких разрозненных отрядах находились 150 человек.

    Техника, находившаяся в Шуше: БПМ-1 – 5 единиц; БМП- 2 – 4 единицы; БТР – 2 единицы; БРДМ – 2 единицы. Автомобильная рота. Все единицы боевой техники, кроме одной единицы БМП-2 были в исправном состоянии. Боеприпасов к ним имелось в достаточном количестве.

    Из артиллерии было: две установки БМ-2 «Град», 6 100-миллиметровых гранатометных пушек, 2 100-миллиметровые пушки военного образца. Артиллерия была исправна. Боеприпасов к ним имелось в избыточном количестве.

    Также в избыточном количестве были боеприпасы и к стрелковому автоматическому оружию. Имелись также до 20 исправных 82-миллиметровых минометов».

    Теперь вы все поняли? Вы понимаете, что означает в горных условиях наличие 20 минометов? Но это еще не все. 7 мая в Шуше еще находилось: 6 единиц – 20 -миллиметровых зенитных пулеметов, 1 единица - 30-миллиметровой автоматической зенитной пушки, 6 автоматических гранатометов АГИ-17, 5 установок «Стрела» и т.д. Этот список можно продолжить.

    Многие из этих оружий вообще не были использованы при обороне города.

    «В ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ РАЗ Я УВИДЕЛ ЭТИБАРА МАМЕДОВА В КАМУФЛЯЖЕ»

    - Когда я был в Шуше, армяне показали мне отреставрированную церковь, добавив при этом, что после взятия города вся эта церковь была переполнена вооружением. Значит, все это вооружение и находилось в этой церкви?

    - Да, там было только 12 тысяч снарядов для «Града». Клянусь Аллахом, что ни одно из этих вооружений я не получал от государства. Все было приобретено на пожертвования и помощь близких мне людей. Все это они оставили в Шуше!!!

    Скажем так. Допустим, я предатель! Но почему вы бросили столько оружия и сбежали? Когда я вспоминаю это, то сердце разрывается.

    Но я не могу простить самому себе только одного. 8 мая рано утром я вылетал в Карабах с вертолетной площадки, которая находится выше Верховного Совета. Вдруг, неожиданно, туда приехали Этибар Мамедов и Тахир Алиев. Я в первый и последний раз увидел Э.Мамедова в камуфляжной форме. Этибар попросил меня не вылетать в Карабах: «Ты лучше помоги нам отсюда в обеспечении. Мы уже организовали там оборону. Главное пришли туда технику и вооружение».

    Словом, они убедили меня в том, чтобы я не поехал. Этибар должен был забрать с собой 185 новых бойцов, которые проходили обучение на базе в Габале и направиться в Шушу. Но была проблема - не у всех солдат были автоматы. Я сказал Этибару – забирай ребят и подъезжай к заводу по производству шерсти, не беспокойся, я найду оружие и пришлю вам.

    Буквально через несколько минут мне позвонил начальник шушинской милиции Вахид Байрамов из Баку (он уже 4 мая покинул Шушу, а двери КГБ были опечатаны. Кстати, покинул город и глава исполнительной власти) с просьбой направить оружие. Я закупил вооружение у русских и направил В.Байрамову, но почему-то ни он, ни солдаты на линию фронта так и не направились.

    Затем направил Этибару Мамедову 245 автоматов в Евлах. Но почему-то он прибыл в Карабах только 11 мая?!

    - Армяне вошли в Шушу 9 мая, не так ли?

    - Нет, они не рискнули войти в город 9 мая, несмотря на то, что Шуша была уже безлюдной. Армяне полагали, что наши подготовили какую-то ловушку для них. Только 10 мая (В день рождение нашего Г.Алиева) противник обнаружил, что наши войска оставили Шушу.

    «Я ВСТАЛ НА КОЛЕНИ ПЕРЕД П. ГРАЧЕВЫМ»

    - Где вы находились 9 мая 1992 года – в день сдачи Шуши?

    - В это же время было создано Министерство Обороны России и указом Б. Ельцина министром был назначен П. Грачев. Я поздравил П. Грачева, и 8 мая направился к Щербаку. Известно, что за деньги можно было подкупить любого российского военачальника. В дело разработки различных операций и закупки оружия я получил «добро» самого П. Грачева. В ночь с 9 на 10 мая я вылетел из Гянджи в Москву.

    - В тот день, когда была оккупирована Шуша?

    - 9 мая наши сбежали из Шуши. Армяне не решились войти в город. Противник вошел в пустой город только10 мая...

    Я прибыл в Москву. П. Грачев принял меня. Клянусь Аллахом, я встал перед ним на колени и стал умолять его: «Паша, мы не хотим воевать с русскими. У нас нет техники. Продай мне вооружение». После долгой беседы, он позвонил генералу армии Николаю Глебовичу Попову – командующему Четвертой армии, и приказал: «Отдай министру Р. Газиеву 10 БМП и 10 танков». Кроме этого, я договорился с Грачевым, чтобы Щербак выделил для нас военных инструкторов для подготовки вооруженных сил.

    Я вернулся в Гянджу, и уже 10 мая эта военная техника была отправлена на станцию Зангелан. Представляете, там специалисты обнаружили, что в дороге 8 единиц техники были приведены в неисправное состояние. Кто это сделал и для чего?.. Вам уже, наверное, стало ясно. Я приказал оставшуюся технику перебросить на Лачинское направление. Когда эта техника прибыла в район между Губадлы и Лачином, тогдашний заместитель начальника Генштаба, а ныне министр обороны Сафар Абиев по неизвестным мне причинам бросил технику и войска и сбежал из Лачина. Я возбудил против него уголовное дело и снял с работы.

    - Когда сбежал С. Абиев?

    - 11 мая. Тогда мы еще контролировали Туршсу и Лачин. Я направил многих вышестоящих чиновников Минобороны, в том числе начальника оперативного управления, его заместителя, и других к генералу Эльбрусу Оруджеву для организации контрнаступления на Шушу. Как я приехал в Гянджу, из Агдама, Геранбоя и из самой Гянджи я собрал 2700 бойцов, разместил их в учебно-полевом центре неподалеку от Евлаха. Именно там 37 офицеров Щербака на платной основе начали обучать бойцов и готовить их к контрнаступлению.

    Наконец, наступило 14 мая. Я отправил в Лачин еще три рейдовых спецотряда. Мы начали готовиться к операции освобождения Шуши.


    - Неужели в Шуше не осталось ни одного отряда? Неужели все дезертировали?

    - Я готов представить вам все следственные материалы. Пожалуйста, можете на их основе подготовить журналистское расследование. Есть признания солдат – с именами и фамилиями. Они искренне признались, что накануне сдачи города Эльбрус Оруджев открыто заявил: «Вне зависимости от того – останемся мы в городе или нет, судьба Шуши предрешена»! Какое моральное право имеет офицер подрывать боевой дух личного состава?.. И спустя некоторое время, уже в период правления Г. Алиева, Э. Оруджеву присвоили звание генерал-майора! Почему не были арестованы начальник оперативного управления и начальник Генштаба? Почему командира бригады 777 Эльчина Мамедова назначили военным комиссаром Азизбековского района? Ведь он отвечал за оборону города?

    Представляете, в то время, когда шли кровопролитные бои за Шушу и Лачин, сторонники А. Эльчибея, Г. Алиева и А. Муталлибова проводили в Баку беспрерывные митинги и вели борьбу за власть…

    15 мая в Ташкенте проходил саммит СНГ. Там решался вопрос о выводе 4-ой армии из Азербайджана. Накануне сдачи Лачина мне из Ташкента позвонил Аббас Аббасов и говорит: «Рагим, срочно приезжай в Ташкент. Грачев отказывается подписывать с нами договор и настаивает на участии министра обороны». Нашу беседу с А. Аббасовым может подтвердить Эльдар Гасанов, который в то время постоянно находился рядом со мной, и помогал мне. Это потом он приговорил меня к смертной казни, а тогда он буквально молился на меня. Словом, я говорю А. Аббасову, что не могу выехать из страны, поскольку ситуация очень напряженная и на фронте сохраняется большая опасность. Буквально через полчаса ко мне позвонили командующий армией Попов и командующий флотом Зинин, и повторили слова А. Аббасова, что если я не поеду, то П. Грачев не подпишет соглашение.

    14 мая вечером я вынужден был вылететь из Гянджи в Москву. На следующее утро, П. Грачев пригласил меня на завтрак, он был в приподнятом настроении. Он сильно удивил меня: «Ты знаешь, что у вас все хорошо. А. Муталлибов вернулся к власти». Это сильно удивило меня: «Вы что? У себя строите демократию, а нам возвращаете коммунистов?»

    После долгих дискуссий П. Грачев порекомендовал мне встретиться с Б. Ельциным… Председательствующий Н. Назарбаев поздравил нашу делегацию с возвращением к власти А. Муталлибова. На саммите, кроме меня, принимали участие вице-премьеры А. Аббасов, А. Азизбеков, мой заместитель Р. Кязимов. В заседании принимал участие и Б. Ельцин. Во время первого перерыва Ельцин, Баранников и Тер-Петросян вышли вместе в фойе. Б. Ельцин обнимал Л.Петросяна, громко смеялся и выкрикивал: «Левон Акопович, видишь, как я этих турков поставил перед тобой на колени?» Во время третьего перерыва Б. Ельцин остался в зале. Я подошел к нему и между нами состоялся диалог:



    -Борис Николаевич, я министр обороны Азербайджана.

    - Ну и что?

    - Я из НФА!

    - Ну и что?

    - Как, ну и что? Вы вернули к власти человека, который поддерживал ГКЧП. В тот период только НФА выступил в вашу поддержку. Что вы делаете? А. Муталлибов называл вас шизофреником и поддерживал М. Горбачева.

    Клянусь могилой своего отца, после этих слов Б. Ельцин будто бы очнулся. Он повернулся к П. Грачеву и сказал: «Отставить!» Тогда я не понял смысла его слов.

    После этого мы подписали протокол о выводе российских войск из Азербайджана. В тот же вечер я вылетел в Гянджу. Меня встретили в аэропорту Щербак и Эльдар Гасанов. Щербак, обняв меня, сказал: «Вы спасли свой народ от неминуемой крови». Оказывается, 15 мая Щербак должен был высадить десант на площади перед Верховным Советом. Щербак также мне сообщил, что руководство НФА вывело из нашей базы 2500 бойцов в Баку. Там осталось около 200 слодат. Представляете? То есть, во имя власти, они сорвали весь план контрнаступления на Шушу и оставили Лачин без обороны.

    После этих слов я пришел в бешенство. Я вылетел в Баку.


     
     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
    Другие новости по теме:
    Панель управления
    Наш опрос


    Что Вы хотите видеть не сайте больше всего?

    Новости
    Статьи
    Интервью
    Быографии групп
    Музыку в mp3
    Видео


    Архив статей
    Февраль 2013 (1)
    Декабрь 2012 (1)
    Сентябрь 2012 (1)
    Август 2012 (3)
    Июль 2012 (1)
    Декабрь 2011 (2)
    Друзья Сайта