::  На главную  ::  Статистика  ::  Правила сайта  ::  О сайте  :: 
  Поиск по сайту:    
 
Навигация
Главная    Новости    Концерты    Интервью    Истории групп    Прочее    Статьи    Заметки    Ссылки    Друзья сайта
Календарь
«    Октябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 
Ваша реклама

Счетчик

Рекламный блок
 
Общение: Геноцид козаков Кубани 5
 

  • Может вам товарищи салам, Ичкерия и прочие лучше заняться этим если столько в вас энергии? А не разведением пропаганды убийств и раздора?

    ЦитатаВ “саботаж” РОНО приказало давать детям горячие обеды. Они приносили из дома чашки и ложки, на большой перемене мы собирали их и кормили. Давали щички, затирку, лапшу. Продукты выделил колхоз – квашеную капусту, огурцы соленые, масло постное, бураки, их хранили в подвале школы. Из-за этих обедов дети и ходили в школу.

    Учились у нас брат и сестра. Девочка в 4-м классе, а мальчик во 2-м, у меня. И вот нет его в школе день, другой. Я спрашиваю у нее: “Почему Павлик не пришел?” Она отвечает: “Его и дома нет уже два дня”. Оказалось – соседи заманили в хату, удавили, сварили и съели. Вот вам 33-й год!..

    В 1921 году засуха была, пшеница даже колоска не выбросила, засохла. Но тогда запасы были у всех. А голод 33-го года был вызван искусственно. Дал Каганович план хлебосдачи на Кубань – выполнили. Ага, хлеб есть. Дали второй. Тут уже со скрипом, отрывая от себя, оставляя только на семена, но сдали. Сдали, а он – еще давай! Сдали и семенное зерно. А жить как?

    При въезде в станицу повесели черные доски. И никуда выехать нельзя! Служащим – учителям, давали паек – хлеб. Серый, как отруби. И откуда только брали? На Кубани хлеба такого серого никогда не было.

    Я входил в комиссию по изъятию хлеба. Когда зерно находили, надо было на глаз определять, сколько там пудов. А люди мерли. Ездили по станице подводы и ото всех туда собирали – и кто умер, и кто еще жив, но совсем плох – тоже кидали на подводу. Вывозили за станицу, на скотомогильник. Бросали всех в яму. Засыплют известью, землей притрусят – ото и все похороны…

    Был у меня еще ученик, Вася Кулик. Вся семья его вымерла – отец, мать и пятеро других детей; отца и сестру его похоронили прямо во дворе. Остался он сироткой. Жить ему как? И решили, что будет он жить по очереди, по одному месяцу у станишников – как было и при казачьей власти. А школа покупала ему книжки, обувь…

    Овсянников Григорий Иванович, 1888 г.р.,

    Учитель, станица Новодеревянковская


    ЦитатаВ ноябре 32-го пошли лавой мыши, и все ели по пути, даже людям спать не давали, обгрызали пучки на пальцах. Они шли через воду, с севера на юг. Народ тогда заволновался. “Это перед какой-то пропастью, или перед голодом” - говорили старики. Мыши даже сами себя ели.

    Заболел братик Андрюша семи лет, сразу же потом и я. Говорили, что это мыши занесли заразу. Андрюша умер в декабре, и ночью ему мыши попроедали ручки и ножки…

    Отец устроился на работу сторожем в колхозную конюшню. Сторожил 22 дойные коровы от фабрики Микояна в Ростове на Дону. В конце февраля 33-го у него украли двух коров. Отца забрали в Староминскую тюрьму, а оттуда уже людей, умерших от голода, вывозили подводами. Стали мы сторожить коров вдвоем с Игнатом Филипповичем Пархоменко, который приехал из Новодеревянковской, где от голода умерли его жена и трое маленьких детишек.

    Однажды после дойки вечером оставили мы телка пососать корову, а сами пошли до Костенка поужинать. Вернулись - а телка нет. Кинулись искать. Ночь была мартовская, лунная, на улицах дорожки. Нашли в одной из хат – телок уже лежал зарезанный в корыте, а часть мяса в чугунах. Хозяин лежал пухлый от голода и двое детишек. Мы это мясо с корытом забрали и утром отнесли в милицию, чтобы с нас вина снялась…

    После отправки скота в Ростов послали нас в Новодеревянковскую за свиньями. Приехали мы в свою родную станицу. Я зашел сначала до бабушки. Смотрим, едут по грязи две подводы, в хода запряжены коровы, на ходах лежат трупы – все голые, и старые, и малые. В одной подводе коровы заноровились, женщины их выпрягли, а подводу оставили против почты. Ужас!

    В колхозе начиналась посевная и люди кушали, что придется – конину, сухую пшеницу, кто ежака, кто хомячка да всякую иную гадость.

    На второй день встретил на улице свою девушку, Галю, вернувшуюся из Ростова. Она получила письмо из станицы, что помер брат, что отец близок к смерти, все бросила и приехала спасать семью. Вскоре Галя похоронила отца. Корову свою они хранили прямо в хате, возле кровати, на ней в колхозе работали – пахали, бороновали, сеяли. За труд корову давали ежедневно 700 г муки, да человеку, который на ней работал, еще 500 г. Вот так Галина семья и выжила.

    Между тем народ падал как мухи. Возле станичного совета на больших столбах была прибита черная доска. Борьбу с “кулацким саботажем” у нас возглавляли начальник политотдела Зайцев, уполномоченный НКВД Прокофьев, а в районе Кошелев. Их всех потом объявили тоже “врагами народа”. Бойцы опергруппы Прокофьева отбирали у людей все, вплоть до свирипьяной макухи. Зайцев многих загнал на тот свет. Вытащит револьвер и человеку в рот – заставлял трактористов ложиться в полную грязь под трактор СТЗ перетягивать подшипники. Так погибли мои друзья Михаил Джунько и его брат – и так были слабые, а полежали в грязи по три часа, вот человеку и хана!

    Около семи тысяч человек умерло у нас в станице тогда!…



    Иван Кузьмич Гармаш

    (1913 г.р.), хлебороб


     
     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
    Другие новости по теме:
    Панель управления
    Наш опрос


    Что Вы хотите видеть не сайте больше всего?

    Новости
    Статьи
    Интервью
    Быографии групп
    Музыку в mp3
    Видео


    Архив статей
    Февраль 2013 (1)
    Декабрь 2012 (1)
    Сентябрь 2012 (1)
    Август 2012 (3)
    Июль 2012 (1)
    Декабрь 2011 (2)
    Друзья Сайта