::  На главную  ::  Статистика  ::  Правила сайта  ::  О сайте  :: 
  Поиск по сайту:    
 
Навигация
Главная    Новости    Концерты    Интервью    Истории групп    Прочее    Статьи    Заметки    Ссылки    Друзья сайта
Календарь
«    Ноябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
Ваша реклама

Счетчик

Рекламный блок
 
Публикации: Новости и старости уммы. 12
 

  • Первая часть.
    _________________
    АБу-Грейб в Нальчике

    В письмах, которые передала в редакцию ИА REGNUMадвокат из Нальчика Лариса Дорогова, содержится подробное описание историй четверых из заключенных, назвавших свои письма «исповедью». В распоряжении редакции находятся также рукописи писем. Их копии приложены к этому материалу в качестве иллюстраций.
    Редакция публикует выдержки писем из нальчикского СИЗО. Руководствуясь законом РФ «О СМИ», мы приводим только те цитаты, которые не содержат фактов дела, относящихся к определению виновности-невиновности арестованных. В публикации опущены имена собственные участников событий, которые имеются в оригиналах писем. Стиль и орфография писем не изменялись.
    «Меня взяли утром 14 октября. Мне закрутили руки за спину, связали их, связали ноги, начали бить.... били дубинкой, но это было терпимо, но когда они били прикладом и берцами по голове, это было нестерпимо. Когда они устали бить, пошли обедать, на их место пришли другие и начали бить со свежими силами. Они не только избивали руками, ногами, прикладами и дубинками по всему телу, пояснице, но и пытали током. Сперва ток подключали к телу -оголенными проводами прикасались к спине, рукам, ногам - от этого начинало трясти, а когда уже видят, что ты теряешь сознание (кричать уже не можешь), они выключали ток или убирали провода. Они сами смеялись, глядя, как человек корчится.. Но когда они эти провода прикрепили к ушам, это были конкретные пытки. Сперва они совали провода прямо в уши, но когда дергаешься от электроразряда, человек, который их держал, не удерживал. После этого провода стали прицеплять к ушам. Это продолжалось до вечера.
    Потом они вынесли меня на балкон, хотели скинуть вниз. Я обрадовался, что меня скинут и мои мучения закончатся. Там внизу уже лежал один. Про него, потом в газетах написали, что он со словами «Аллах акбар!» побежал и спрыгнул. Какой там побежал! Разве побежишь со связанными руками и ногами! Перед тем, как меня вынести, один сказал: «выбросьте его тоже». Но когда они выносили, кто-то другой сказал, что-то типа того, что могут спросить, «почему они все у вас выбрасываются». Я периодически терял сознание, и они меня ударами приводили в чувство. Несколько раз стреляли возле головы. Приставляли пистолет ко лбу. Они стреляли возле уха.
    В ИВС меня провели сквозь строй ОМОНовцев, которые меня пинали, как футбольный мяч. Там меня осмотрели и отвели в камеру, и я подумал, что больше меня, наверное, не будут бить. 16 октября меня отвезли в суд, а затем в СИЗО. Невозможно описать, как здесь издевались, когда принимали. Некоторых в камеры заносили уже без сознания. Некоторых бросали в камеру, которую называют «обиженкой» - это камера, в которой занимаются мужеложством.
    Была среди них и женщина -А... Она так материлась, как даже мужики не матерятся. Я лежал на полу, она наступила мне ногой на голову и матом -«будете еще нападать». А била она исключительно между ног и при этом говорила: «это вам уже не пригодится».
    Я весь в синяках был, избитый и порезанный: когда в «шестом» отделе пытали, один урод поломанной хрустальной пепельницей бил, и смеялся, что на пепельнице оставались кусочки мяса. Он требовал, чтобы я их скушал.
    Имена женские для нас придумывали, чтобы мы себя ими называли. Мне они придумали имя «Зина». Чтобы, если кто-то спросит, как меня зовут, я отвечал, что зовут меня «Зина». Я отказался, и это мне много чего стоило. А потом выдали матрац, одеяло, кружку и повели в камеру. По дороге говорили, что в камере меня будут бить сокамерники: «Вас, ваххабитов, все ненавидят». Тот, который меня вел, требовал, чтобы я, представляясь, назвал себя «Зиной», но я не сделал этого. Я на самом деле думал, что и в камере меня будут бить. Я поздоровался и стоял, ждал, когда на меня набросятся. Один подошел, взял вещи и положил их на спальное место. Поставил воду согреть, я весь грязный был, в крови, и запах плохой. Я ничего не мог делать, руки не поднимались. Они помыли мне голову и до пояса.. Потом я вместе с ними сделал намаз. Я делал намаз сидя, так как стоять не мог. То, что я делаю намаз, увидел один из сотрудников. Утром они зашли и начали меня избивать со словами: «он еще смеет намаз делать». Сокамерники заступились за меня, их вывели, на одного даже наручники надели. А... сказала: «может он еще и пост держит?» Заставили выпить воду, чтобы убедиться, что не держу уразу. В дальнейшем мне пришлось скрывать и то, что я уразу держу, и то, что молюсь. Для этого приходилось молиться лежа.
    Меня почти каждый вечер выводили на допросы и избивали, особенно усердствовал Т. Он избивал и говорил, что закинет меня в «обиженку». Один вечер, когда меня вели по коридору, я запомнил больше, чем «шестой отдел». Нас же водили «ласточкой», и я не видел, к какой камере меня подвели. Дверь открыли и затолкали. Я поздоровался и стою, не двигаясь дальше порога. Потом спрашиваю: «что за хата?». Один из них понял, почему я спросил, в СИЗО знали, что наших, тех, кто «по событиям», закидывали в «обиженку», и что все в страхе.
    На прогулку выводили так: одевают наручники за спиной, бьют по животу, чтобы принять «позу ласточки». Расстояние от головы до земли должно быть не больше 70 см. Не дай Бог, если не принял соответствующую позу, тут же изобьют. Через несколько дней как по линейке становились на эти 70 см. При этом стоят в два ряда сотрудники и под град ударов рук, ног, дубинок идешь на прогулку, обратно также, еле доползали.
    Отдельная история - как нас вывозили на допросы. Называют фамилию, потом открывают дверь, если за этот промежуток времени ты не успел приготовиться -получаешь. Выводят, принимаешь позу ласточки, руки сильно приподняты, закованы в наручники, а дальше бьют ногой, обутой в берцы, в зад. В «отстойнике» нас обыскивают, а затем закидывают в «УАЗ», (в первое время закидывали в буквальном смысле), а дальше мы едем, стоя на коленях, а «маски», которые нас сопровождали, садились к нам на спину.
    Приезжаем в «шестой» отдел, там нас загоняют в кабинет, где нас ставят на колени на полу, голова также почти на коленях, руки закованы в наручники, и так мы сидим до тех пор, пока не позовут к следователю.
    Пока дожидались следователя, «маски» проводили свое следствие с избиениями. Избить могли даже за то, что попросился в туалет, поэтому мы терпели до последнего. Даже когда нас не били, сидеть долго на коленях было невмоготу, когда надо было идти к следователю, вдвоем поднимали и ждали, пока сможешь ходить. Нас вывозили на допросы после пересменки в 9.00, приезжали туда к 10.00. И с этого времени, и до двух часов я стоял. (Я помню, один пришел другого менять, иди мол, пообедай, уже 2 часа). А я стою, уже не могу, и тогда я думаю, сейчас опущу руки, он меня ударит - это больно, ну думаю, пусть будет больно, зато руки отдохнут. Думаю, ударят, и я рухну на пол, как будто сознание потерял. При этом я помнил, как им не нравится, когда избиваемый падает, они думают, что притворяешься. Я все-таки рискнул опустить руки. И тут же получил дулом автомата по затылку. Я упал, а один из масок - «вставай, что ты притворяешься». А я лежал, как будто потерял сознание, и они начали бить меня. Били где-то около минуты. Подняли и опять также поставили. Я был доволен, побили, но зато руки отдохнули.
    Через несколько месяцев уже разрешали садиться на ягодицы, иногда разрешали подниматься и стоять, иногда они открывали дверь на балкон и входную дверь и давали сидеть на сквозняке.
    Но бывало, что и кормили, когда кто-нибудь из родственников приносил еду.
    Один раз вечером меня сильно избили, спину и шею повредили (до сих пор спина болит, несколько раз лечение назначали, есть подтверждение в виде записи в мед. книге). Меня тогда в камеру принесли, я не мог двигаться. Не следующий день меня снова вывезли, чтобы я написал, что я упал с кровати. Я это сделал, даже попросил одного сокамерника подтвердить, что он видел, как я упал. Вы меня осуждаете за это? Я видел, на что они способны. Они тогда грозились, что расправятся с моей женой, а она беременная была четвертым ребенком.
    Когда с допроса привозили и сдавали тюремщикам, расстояние и время с отстойника до камеры казались самыми длинными. Сотрудники становились группами и издевались, как могли. У них одна деревянная кувалда есть. Она лежит в комнате у оперов. На ней написано «обезболивающая таблетка». Бывало, что били этой кувалдой.
    Через некоторое время нас передали ИВС-никам и вывозили уже на автозаке -там по одному в маленьких камерах сидели. Зимой холодно было, летом жарко, но не били, а так водили ласточкой вплоть до того, как начали знакомить с материалами дела. Ознакомление с материалами дела началось в конце марта в начале апреля 2007 года.
    Был, например, такой случай в СИЗО. Это было 10 августа 2007 года. «Маски» заходят якобы обыск очередной проводить. Нас выгнали вдвоем, я тогда сидел с человеком по фамилии Б.
    Продолжение следует...


     
     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
    Другие новости по теме:
    Панель управления
    Наш опрос


    Что Вы хотите видеть не сайте больше всего?

    Новости
    Статьи
    Интервью
    Быографии групп
    Музыку в mp3
    Видео


    Архив статей
    Февраль 2013 (1)
    Декабрь 2012 (1)
    Сентябрь 2012 (1)
    Август 2012 (3)
    Июль 2012 (1)
    Декабрь 2011 (2)
    Друзья Сайта