::  На главную  ::  Статистика  ::  Правила сайта  ::  О сайте  :: 
  Поиск по сайту:    
 
Навигация
Главная    Новости    Концерты    Интервью    Истории групп    Прочее    Статьи    Заметки    Ссылки    Друзья сайта
Календарь
«    Апрель 2009    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 
Ваша реклама

Счетчик

Рекламный блок
 
История групп: Пионеры шотландского рока, Nazareth
 

Пионеры шотландского рока, NazarethЖизнь до NAZARETH

С начала 1960-х, когда с легкой подачи the Beatles и Rolling Stones консервативные британские хит-парады начали заполняться произведениями с привкусом секса и "настоящей жизни" и американского ритм-н-блюза в основе, шотландские рок-н-ролльщики находили сотни причин, чтобы не заниматься тем же. Пять сотен, если быть точнее, и каждая в милю длиной.

От Лондона до Глазго рукой подать, но для музыкальной индустрии Шотландия всегда была местом на отшибе. Основатель Nazareth, бас-гитарист Pete Agnew в интервью ниже подчеркивает, что он и другие молодые шотландские музыканты из кожи вон лезли в начале 1960-х, чтобы что-то доказать, но вскоре они поняли, что Британский музыкальный бизнес означает английский музыкальный бизнес. И эта самая музыкальная индустрия никогда особенно не задумывалась о поиске молодых талантов в Шотландии.

Такое безучастное отношение оказалось достаточным для того, чтобы гитарист Nazareth Manny Charlton решился последовать примеру, описанному в книге Джерроу Марчерса: с одной из своих первых групп, The Mark Five, Charlton устроил марш-демонстрацию из Эдинбурга в Лондон (по правде говоря, они достигли только Лидса, а затем прошествовали еще день под неусыпным контролем фотокамер прессы, до наступления глубокой темноты), чтобы выразить свой протест относительно абсолютного безразличия лейбла Tin Pan Alley.

Этот публичный трюк впечатлил лейбл Fontana до такой степени, что они решили предложить ребятам контракт на запись, когда те добрались до Харборо: в результате the Mark Five записали и издали на этом лейбле альбом 'Baby What's Wrong', но по словам Мэнни Чарлтона, в конечном счете это только усугубило и без того напряженные отношения воротил музыкального бинеса: "Мы записали альбом и тем самым встали против лондонской "машины". Они просто использовали рекламу, чтобы заработать на нас, а после того, как альбом вышел, все о нас забыли."

Ситуацию ухудшили шотландские промоутеры и менеджеры, которые настаивали на том, чтобы шотландские группы резко сократили свои сет-листы и присутствие в лучшей британской тридцатке синглов. Иначе говоря, такие музыканты как Agnew, Charlton, фронтмен и вокалист Dan McCafferty и ударник Darrell Sweet, оказались вне интересов лондонской "машины". Вынужденные сильно ограничить выпуск своих альбомов, они оказались в ловушке.

Таким образом вышло, что едва не состоявшиеся рокеры Nazareth - первоначально под названием the Shadettes - были вынуждены представлять на сцене "свернутую" версию 'Simple Simon Says', если хотели, чтобы их выступлению было оплачено. Для конторы лейбла Brylcreemed Locarno этого было достаточно, чтобы заставить группу рассерженных юнцов из Данфермлина исчезнуть, но те вышли на сцену и завоевали мир. Дальше следует история, рассказанная, главным образом, Pete'ом Agnew и Dan'ом McCafferty, и возможно, в ней гораздо больше фактов, чем в любой другой, написанной прежде. Но для начала - несколько фактов, чтобы создать первоначальное впечатление.

Первопроходцы для таких шотландских звезд 1980-х, как Big Country, Wet Wet Wet, Del Amitri, Deacon Blue и Texas? Вполне вероятно. Герои и вдохновение для Guns N' Roses? Скорее всего так.

Однако, история Nazareth - это не просто еще одна сказка о том, как стать богатым, играя рок-н-ролл. Эти парни не похожи на других: во-первых, они были женатыми и обосновавшимися людьми, когда решились на столь рискованный шаг: летом 1971 они оставили свою обычную работу и перебрались из дома в огромную старую квартиру в Лондоне; во-вторых, они родились и вырости в консервативном шотландском городе, а не в вызывающем модном мегаполисе, вроде Глазго. И наконец, в лице процветающего миллионера Bill'a Fehilly они обрели то, чего не было у других шотландских рок-команд, борющихся за место под солнцем, - надежную финансовую опору.

Будучи мужьями и отцами, они также должны были стать профессионалами в том, что поставили своей целью, - другого пути не было. Следующая фраза Dan'a McCafferty дает представление, каким был Данфермлин начала 1970-х: когда группа добилась успеха, их имидж – длинные накрученные волосы, пестрые наряды и ботинки на платформе - далеко не всегда благожелательно воспринимались их знакомыми из родного городка. Dan с улыбкой вспоминает, как вернулся однажды из очередного отвратительного турне и, как заботливый супруг, предложил жене сопровождать ее в супермаркет за покупками: 'Только не в таком виде!' - не без юмора заявила она.

В 1960-х сценические костюмы играли имели большое значение. Менеджеры The Shadettes нисколько не возражали, когда музыкантов облачили в ярко-желтые костюмы – типичные для шоубизнеса того времени. Однако, с развитием прогрессив-рока в конце 1960-х музыканты стали одеваться, чтобы подчеркнуть свою индивидуальность, и некоторым воротилам это совсем не понравилось: нам кажется дикой мысль, что кто-то мог не пустить Pete'a Agnew на сцену только потому, что его жакет с расцветкой под доллар не одобрил менеджер. Но это факт, потому что такова была реальность того времени.
Пионеры шотландского рока, Nazareth
В ранние дни Nazareth также произошел инцидент, когда во время турне в поддержку Рори Галлахера в конце 1972 года, группа едва серьезно не пострадала от недовольства толпы из-за своих блестящих курток, олицетворяющих пред-металлический имидж.

Как бы странно это не прозвучало, но все те годы, когда Shadettes выступали как кавер-группа в Belleville Hotel и Kinema Ballroom в родном Данфермлине, определили для будущих Nazareth их собственную формулу мирового успеха. Каким образом? Каждую неделю, что они обитали в Belleville Hotel, они были вынуждены учить по три хита из хит-парада, затем они репетировали их в воскресный полдень и выходили на сцену той же ночью. Как много полупрофессиональных групп в те дни могли справиться с такой нагрузкой, изучая новый материал за несколько часов, неделя в неделю?

Возможно, именно так Dan, Pete, Manny и Darrell научились оставлять отпечаток своей индивидуальности на хитах других музыкантов, что для Nazareth в середине 1970-х стало ключом к их будущей мировой известности.

В то время как в Британии их прорыв ознаменовался альбомом собственного сочинения "Razamanaz", особенно "Broken Down Angel", за границей их популярность определялась кавер-версиями наиболее сильных хитов, написанных другими людьми.

Они добились успеха в Канаде, после того как песня "This Flight Tonight" взлетела в хит-параде синглов, в то время как в Британии она достигла 11 позиции. Эта композиция, выбранная из альбома Джони Митчелл 1970 года "Blue" и спродюсированная Роджером Гловером из Deep Purple во время записи "Loud'N'Proud", в версии Nazareth звучала как нечто большее, нежели переработка. Они избавились от фолковой основы и исполнили ее, как металлическую песню. Неудивительно, что сама Джони Митчелл была ошеломлена и влюблена в эту версию одновременно, позже она даже называла ее песней Nazareth.

Критики приветствовали своеобразный подход Nazareth к работе над песнями других артистов; и это в то время, когда прог-рок фактически диктовал свои правила: вы должны были сочинять свою собственную музыку, чтобы развиваться и быть на вершине (и получать за сочинительство по-королевски щедрые чеки).

Описывая в своей рецензии концерт Nazareth в Amersham College, после прослушивания "Alcatraz" Леона Рассела, "Vigilante Man" Вуди Гатри и "Morning Dew" Тима Роуза, журналист Melody Maker Крис Чарльзворт писал: "Они играют чистейший рок, приправленный блюзовыми гитарами Мэнни Чарлтона. Они не полагаются целиком на собственный материал – фактически, положа руку на сердце, можно признать, что их лучшие номера – за одним лишь исключением – это песни других авторов в их собственной интерпретации. Они здорово преуспели в исполнении 'Morning Dew', которая, должно быть, звучит на каждом концерте вот уже три года подряд. С тех пор она сильно изменилась, но это по-прежнему хорошая песня. Возможно, некоторым группам следует понять, что хорошо исполненная чужая песня является зачастую гораздо более ценным опытом, нежели своя собственная, исполненная посредственно."

Что в истории Nazareth вполне типично, так это то нешуточное давление, которое оказывалось на группу после того, как сингл "Broken Down Angel" и последовавший за ним "Bad Bad Boy" ворвались в хит-парад и заняли там 9 и 10 места соответственно - в 1973 году. Звукозаписывающая компания Mooncrest (подразделение B&C – их первый лейбл Pegasus) желали, чтобы поток хитов не иссякал.

Взглянем на это в точки зрения B&C: компания не потеряла веру в группу даже после того как "Exercises" - их второй альбом, отчасти вдохновленный классической работой Grateful Dead "American Beauty" - провалился, и компания хотела возврата своих вложений.

Однако, требования, которые компания выдвигала по отношению к группе, были по меньшей мере причудливые. О том, что они из себя представляли, можете судить по приведенным ниже отрывкам из интервью с Pete'ом Agnew и Dan'ом McCafferty, взятого вскоре после первого успеха группы в чартах. Пит, взявший небольшой отпуск от сочинения материала и репетиций с группой их нового, четвертого по счету альбома "Loud'N'Proud", расположившись в местечке под названием Ganghut в Джеймстауне, давал интервью журналисту 'Sounds' Джерри Гилберту. На вопрос, собираются ли Nazareth за три недели перерыва написать весь альбом или же только несколько песен, Пит ответил: "Весь альбом. Мы надеемся написать весь материал в ближайшие полторы недели. Материал для 'Razamanaz' мы сочинили за четыре дня, не считая "Vigilante Man" и "Alcatraz". Теперь мы шутим, что напишем тройной альбом, потому что у нас в три раза больше времени. Я предполагаю, что альбом будет удачным. Дело в том, что после турне и т.п. событий требуется не меньше трех дней, чтобы снова включиться в нормальную работу, но как только все налаживается, песни сочиняются сами собой. Мы надеемся, что к следующей среде у нас будет около 20 песен, после чего мы пройдемся по ним и там видно будет, что выбрать."

Как Мэнни Чарлтон рассказал фэнзину Razamanewz, подобное давление на группу продолжалось и в 1977 во время записи их девятого альбома "Expect No Mercy": "Он получился более металлическим. Это было непреднамеренно, идя в студию, мы не ставили целью изменение музыкального направления. На нас сильно давили, и мы очень много гастролировали. Мы были на гастролях в Канаде, а звукозаписывающая компания уже хотела знать, когда выходит наш новый альбом. Нам захотелось притаиться, а фактически мы оказались в студии и... "Чем мы займемся?" Некоторые наши альбомы были написаны и записаны очень быстро, но они оправдали себя. "Razamanaz" стал первым из трех альбомов, записанных в течении 15 месяцев, включая гастроли. Это тяжелая работа."

Мнение Дэна Маккаферти относительно давления музыкальной индустрии на музыкантов было прямолинейным и точно в яблочко: "Это смешной бизнес: на протяжении двух лет ты кишки выворачиваешь наизнанку, чтобы туда попасть, а когда это происходит, тебе приходится вкалывать еще тяжелее, чтобы доказать, что твой новый хит будет еще круче, чем предыдущий."

Спустя много лет, в 2000 году Pete Agnew вспоминал, как напряжение того времени фактически отразилось на всех релизах группы 80-х, в частности на "Sound Elixir": "Когда мы делали этот альбом - последний вместе с Билли - то мне очень нравился сам материал, но я не понимал до конца, каким должно быть производство. Мы так и не сумели добиться хорошего звучания. Стыдно признаться, что у нас просто было мало времени. Мы свели наш последний альбом "Boogaloo" и не выпускали его на протяжении полутора лет. Мы постоянно возвращались к нему, потому что нам что-то не нравилось, мы изменяли гитарные партии и т.д. Если бы тогда у нас было столько времени, наши альбомы звучали бы по-иному. В те дни мы целиком полагались на звукозаписывающую компанию, и в течение шести недель готовый альбом оказывался на прилавках, а мы - снова в турне."


 
Интервью: Кай & Ральф - Sigh No More, Gamma Ray
 

Кай & Ральф - Sigh No More, Gamma RayВ этот момент (репортер брал интервью у Тэда Буллета из Thunderhead, группы, выступающей на разогреве у Gamma Ray) Ральф Шиперс и Кай Хансен прервали нас. Кай держал камеру, на которую он всё записывал. Может быть он снял и вас. В таком случае, вы сможете видеть себя в будущем видео Gamma Ray, кричащем где-нибудь в передних рядах Родона. " Раз, Два, Проверка! " - громко произнёс Кай перед моим магнитофоном, когда я сказал ему, что записываю.

"Только не спрашивайте меня, почему я покинул Helloween, пожалуйста. Все спрашивают меня об этом. Мне надоело уже!"

Мы и не собирались, у нас хватало более важных вопросов. Но мы спросим, почему, несмотря на то, что Кай настаивает на разделении понятий Gamma Ray и Helloween, он остановился на том же звуке и не делает серьёзных отличий между музыкой групп.

"Нет причины делать для Gamma Ray другое звучание", - нетерпеливо отвечает Кай. "Я написал множество песен для Helloween и сильно повлиял на их звучание. Так что нельзя говорить, что Gamma Ray звучит как Helloween, просто некоторые песни Gamma Ray звучат как другие мои песни. Слушая наш новый альбом, вы сразу поймёте, что это не очередной альбом Helloween."

Да, это так. Но звучание так и осталось схожим. Ральф соглашается:

"Да, это из-за того, что всем нам нравится такая музыка и мы не хотели бы менять музыкальную направленность. Фэны на наших концертах хотят слышать песни Helloween, не из-за того, что они - песни Helloween, а потому что им нравятся такие песни. По совпадению, Кай написал их, так что это нормально, что фэны хотят слышать эти песни в его исполнении. Мы имеем право играть их. Но, кроме того, зрителям нравятся и наши песни."

Кай хочет признаться, почему он не хочет говорить о своём прошлом с Helloween и вообще тратить на это время.

"Многие репортёры спрашивают меня только о Helloween. Это может уничтожить Gamma Ray. Если на интервью я буду говорить только о Helloween, а на концертах всё время играть их песни, что случится с Gamma Ray? Не могут же они спрашивать 90% о моём прошлом, это меня бесит. Тогда, что я здесь делаю? Если тоже случится с Оззи Озборном или Яном Гилланом, думаете им это понравится? Не поймите меня не правильно, я не ставлю себя на один уровень с ними. Я только использую их как пример , чтобы объяснить, что нам не трудно говорить о нашем прошлом, много репортеров неправильно истолковывают это и не понимают того, что должно действительно интересовать их - то, что происходит в этот момент."

Действительно, большая греческой аудитории, пришедшей 23-го декабря в Родон, пришла слушать песни не Helloween, а Gamma Ray. "Heading For Tomorrow" была сыграна, несмотря на её длину. Разве группа не боялась, что исполнение такой длинной песни в таком долгом концерте не вызовет интереса у аудитории?

"Совсем нет", - ответил Ральф. "Если вы чувствуете энергию, которая исходит из песни, эта песня вам не надоест. Когда это происходит внутри вас, вы наслаждаетесь музыкой".

"И мы действительно играли очень долго, два часа и 15 минут, если быть точным!", - добавляет Кай. "Мы надеемся, что фэнам понравилось наше выступление. Мы получили от них замечательную поддержку. Мы чувствовали, что зрители хотят, чтобы мы играли ещё дольше".

"Лично я мог бы спеть ещё пару песен"

"Мы этого не ожидали. Когда я расстроен и играю "Heading For Tomorrow", я играю просто ужасно, ведь это идёт не от сердца и мне скучно играть песню полностью. Вчера мне нравилось играть и всё вышло просто замечательно".

 
Интервью: Gamma Ray, Manowar
 

Gamma Ray, Manowar Четверг, 02/17/94
Каждый тур начинается после того, как будут сделаны две неприятные вещи:
1) Все инструменты, электрогитары, барабаны и т.д. должны быть сложены в большие, чертовски тяжёлые ящики в репетиционной комнате! Мы были настолько сильны в среду, что осталось совсем немного
2) Все ящики, описанные в пункте 1) должны быть перенесены с базы в автобус. Не каждому под силу такая работа... Всего после 5 часов работы (некоторые ящики пришлось тащить обратно в студию из-за нехватки места) мы смогли, наконец, начать свой 20-ти часовой переезд в Будапешт.

Пятница 02/18/94 - Будапешт, Petofi Hall
За 12 часов до начала мы прибываем в зал. Свет и P.A. - уже в месте, а декорации для Manowar ещё делают. Это значит, что сперва мы завтракаем, принимаем душ и выгружаемся из автобуса. Достаём электрогитары, устанавливаем новые струны на все 9 гитар и 2 бас гитары, и ждём Джоя ДеМайо (остальной персонал уже там). Сцена готовится более чем два часа, а эта задница не прибывает для проверки звука, которая никогда не начнётся без него. К шести вечера он наконец появляется, говорит, что мы "пошумим сегодня вечером " и уходит, не дождавшись ответа. После бесконечно долгой настройки звука у нас (A.C. - техник по барабанам, Jorg Zaske - звукорежиссер и турменеджер, Olaf Broders - бас, Kai - гитары, я - клавиши и Dirk - гитары) остаётся достаточно времени, чтобы решить, что и в каком порядке Gamma Ray будут играть. Группа даже успевает сыграть по 2 минуты от песни прежде, чем первый из 2000 фанатов подходит к залу. Шоу проходит без особых проблем, несмотря на то, что на сцене почти нет места, потому что барабанная установка Томаса занимает почти всю сцену. Через 30 минут после последней песни Gamma Ray, Manowar уже должны начинать выступление, так что в нашей работе имеет место спешка. Местные техники сцены слишком спешили, так что всё оборудование стояло весьма не скоординировано позади сцены. Это заставило страдать A.C. - он объяснял план на руках на всем известном языке (кроме венгров) - но безрезультатно. После концерта была вкусная пища от фантастической команды поставщиков, которая оставалась с нами в течение всего тура, быстрая загрузка в автобус, короткая встреча Manowar с фэнами, и мы снова в дороге, снова в полночь, и одни в кровати.

Суббота, 02/19/94 - Вена, BA Zelt (Bank Austria Tent)
Гигантская палатка размером с концертный зал, снаружи снег, соответственно в "зале" - холод. Туалеты, ванные и души находятся в контейнере, теплом, но грязном и воняющим - лучшие условия. Как и каждую ночь есть Воин (как правило, Dave и Rhino) в течение проверки звука и/или шоу - в начале выступления Gamma Ray Джой стоит непосредственно позади меня и смотрит на меня со своими серыми, дружественными учениками. Manowar сегодня вечером дважды начинали выступления. Во время первой песни на сцене было столько тумана, что группу не было видно. Джой приносит извинения за этот "сбой", и все начинается сначала, включая intro. Десять минут выступления Джой занимает длинной речью о друге, у которого рак и его отношение к Истинному Металлу, все тронуты... Между прочим Manowar сегодня вечером - "Австрийцы", а на следующем шоу, они будут "Немцы". Вообще, они должны быть "Англичанами", но фактически они - Американцы. Вы что-нибудь поняли?

Воскресенье 02/20/94 - Людвигсхафен, Свободный день
Прибыли в гостиницу приблизительно в 2 пополудни. Приняли душь, расслабились, посмотрели телевизор, починили Explorer Дирка, поели китайской пищи, Beavis & Butt-Head, Headbangers Ball. Слава богу, Олаф не храпит.

Понедельник 02/21/94 - Людвигсхафен, Eberthalle (Ebert hall)
Похоже я сумел разобраться с ESP Explorer Дирка. В прошлом туре у меня были постоянные проблемы с этой проклятой вещью, посмотрим, что будет на этот раз. Вместе с Олафом я приобрел некоторые вещи, которые мы потеряли раньше, в течение и после шоу; A.C достал даже держатель напитков для Томаса! Gamma Ray играет сегодня весьма разнообразную программу, "Insanity..." и "Dream Healer" не будут исполнены, зато будут спеты "Last before..." и половина (!) "Changes". По мнению всей команды, не самое разумное решение, но группа так решила. Сегодня я должен играть немного на клавишах на "Last before..." и, как обычно, на "Gamma Ray" и "Heading..." - конечно без репетиции и прямо на сцене (в зале аншлаг...). Manowar играет, по нашему мнению, немного вяло, свою обычную программу. Джой выбирает подружку для отдыха на сей раз прямо на сцене (при исполнении "Kings of Metal" они всегда вытаскивают на сцену 5-6 фанаток). Джой целует каждую женщину, на сей раз он выглядит настолько возбужденным, что он подталкивает одну к Паули и дает ему понять, что девушка должна ждать там. Паули конечно не очень счастлив, что она будет путаться у него под ногами в течение всего концерта. После шоу девочка отправляется за кулисы. Кажется, она по уши влюблена в Дейва и так возбуждена, что почти не может двигаться. Она хочет только "быть там" и больше ничего. Странно! В конце тура она уже фанатка Gamma Ray, и больше не любит так сильно Manowar.

 
Интервью: "Hammer Couch" с Тобиасом Замметом, Edguy, Avantasia
 

"Hammer Couch" с Тобиасом Замметом, Edguy, AvantasiaЛидер Avantasia/Edguy Tobias Sammet - большой шутник, который может невзначай простым вопросам придать двусмысленный характер. И это, конечно, тоже рок-н-ролл:

Какие воспоминания ты в первую очередь связываешь со своим детством?
"Веселые Рождественские каникулы, отпуск с семьей, крепости из и разбитые коленки."

Самая странная работа, которой ты занимался?
"Я мог бы назвать музыку своей альтернативной службой. Даже если ли бы однажды я работал вышибалой в данс-клубе, то гастрольная жизнь и работа с нашим ударником делают мою жизнь и без того странной:"

Четыре понятия: любовь, дружба, деньги, слава. Что для тебя самое главное и почему?
"Любовь! Если человек способен дарить любовь, то она обязательно к нему вернется. То же самое относится и к настоящей дружбе. Деньги не воняют и я охотно их принимаю. Однако, необходимость в деньгах и, соответственно, материальное благополучие к сожалению зачастую виновны в том, что мы, люди, топчем ногами заповеди любви."

Твой самый неудачный опыт в любви (отношениях)?
"Когда я из-за эгоизма и своей лени не сумел оценить по достоинству прекрасные стороны отношений с одной красивой девушкой и пустил все на самотек."

А самый прекрасный опыт?
"То, что пройдя через ошибки, я научился думать!"

Последняя пластинка*, которую ты купил?
(*Игра слов: Platte (нем.) означает как , так и , отсюда шутка Тоби)
"О, их было сразу больше сотни. Знаешь эту самую белую керамическую плитку для ванной? Могу порекомендовать каждую в отдельности: ха-ха!"

Твои самые любимые пластинки всех времен?
"Их очень много, назову лишь некоторые: "Highway To Hell" AC/DC, "Keeper II" Helloween, "Holy Diver" Dio, "On A Storyteller's Night" Magnum:"

Любимая еда?
"Поджаренное мясо с зеленым салатом!"

Когда ты был пьян последний раз?
"Вообще-то, я имею мало общего с алкоголем. Ну, а последний раз это было в сентябре 2000 г. во время пребывания на фестивале в Израиле. Это был единственный раз, когда мы так напились, что никто из группы не мог даже разговаривать." (?!?! ;)))-прим. Blade)

Когда ты последний раз танцевал на дискотеке и на чем?
"В начальной школе с моей одноклассницей Сюзи. На чем? Гм: Думаю, на сцене:"

Последний раз, когда ты очень чего-то хотел, но это так и не произошло?
"Вчера: солнечной погоды!"

 
Интервью: Интевью с Timo Kotipelto, Stratovarius
 

Интевью с Timo Kotipelto, StratovariusThe Curtains Are Falling: Stratovarius Begins Intermission

Знаю, я говорил это прежде, но каждый раз, когда я беру интервью у того, чьим поклонником являюсь, я щипаю себя и восклицаю: «Надо же, я разговариваю один на один с этим парнем!» Это относится и к Тимо Котипельто. За прошедшие три года я явно повзрослел и полюбил музыку этой замечательной финской мелодик-металлической команды. От музыки до лирики – мне нравится в них все, они обладают потрясающей энергетикой, которой нет у других групп. Поэтому, получив от Nuclear Blast возможность пообщаться с кем-то из Stratovarius, я был по меньшей мере в восторге. Интервью началось в 6 часов утра по восточному времени (у меня) – но я был готов выскочить из постели в любое время, чтобы пообщаться с этим парнем! Я собирался поговорить с Тимо о его карьере до Stratovarius, о его приходе в группу и о планах на сольный альбом, о финской музыкальной сцене и о многом, многом другом. Я надеюсь, что читая это интервью, вы получите такое же удовольствие, как и я во время этого разговора!!

Давай начнем с разговора о новом альбоме – “Intermission”. Скажи мне, какова была причина для выпуска компиляции разных живых записей, новых песен и кавер-версий?
«Первоначально идея пришла от нашего лейбла. Полтора года назад мы подписали контракт с Nuclear Blast и почти сразу выпустили альбом “Infinite”, после чего заявили, что нам нужен отдых. Они не сильно обрадовались этому. Они опасались, что фэны забудут группу, п.ч. мы намеревались сделать перерыв на три года. Они спросили, можно ли выпустить своеобразный подарок фэнам, чтобы они не думали, что группа распалась. Мы согласились, если это будет нечто особенное. Мы потребовали сделать красивую упаковку, хорошую музыкальную подборку и чтобы цена не превышала среднюю. Это сработало в Финляндии, но я не знаю, сколько будет стоить альбом в Канаде, но в Финляндии он все равно гораздо дешевле. Во время тура с “Infinite” мы много общались с фэнами, и они выражали беспокойство, что мы распадемся, что три года – это слишком долго. Поэтому нам понравилась идея выпустить для них альбом “Intermission”. Название говорит само за себя – просто короткий перерыв.»

Остались ли еще неизданные ранее треки или би-сайды, которые не попали на “Intermission”?
«Думаю, что нет. Первые две песни – совсем новые. Тимо сочинил их в сентябре прошлого года, в ноябре мы их записали, а в конце ноября в Финляндии я их уже спел. Третья песня “The Curtains Are Falling” предполагалась для альбома “Infinite”, но наше время в студии уже поджимало и лирика не была готова полностью. Так что эта композиция не была записана ранее.»

Обложку оформлял известный художник Дерек Риггс. Интересно, вы дали определенные указания, какой сделать обложку, или же он получил полную свободу творчества? Просто я заметил черты, напоминающие ваши прошлые обложки (ТК: «Верно…»), такие как символ бесконечности с дельфином, камни, напоминающие Стоунхендж, как на обложке “Episode”…
«Парень, ты выучил урок! (смеется) Присутствуют отдельные черты из нашего прошлого, п.ч. этот альбом закрывает первую главу в истории Stratovarius, после него начнется вторая глава. Мы хотим выпустить еще восемь альбомов. Что касается оформления обложек, то с этим имеют дело Йорг Михаэль и Дерек Риггс. Но я нахожу эту обложку великолепной. Я согласен с тем, что Дерек Риггс – прекрасный художник.»

Ты уже упомянул совершенно новые песни на этом альбоме, а “Requiem” – тоже совсем новая композиция?
«Да, верно.»

На вашем официальном сайте я узнал, что существует также лимитированное издание “Intermission”, которое можно заказать только посредством сайта. В чем его отличие от оригинального альбома?
«Есть пара отличий. Во-первых, совершенно другая упаковка. Обычный диск, который вы можете купить в магазине, имеет пластиковую упаковку темно-голубого оттенка. А у специального издания это то, что мы назвали «драгоценный футляр» - коробка в два раза шире, чем у обычного диска, которая больше похожа на книгу, когда вы открываете ее. Во-вторых, там содержится дополнительный мини-диск с двумя глупыми и смешными демо-версиями. Издание ограничено 2000 копий по всему миру, и мы были обрадованы, когда наша звукозаписывающая фирма согласилась распространять его только через наш официальный сайт. Кроме того, это послужит наградой тем фэнам, которые постоянно пребывают на нашем сайте и следят за событиями, а приобретение диска через наш сайт даже дешевле, чем покупка обычной версии в магазине, так что мы не используем специальное издание для зарабатывания дополнительных денег. Это просто подарок для верных фэнов.»

Вы еще не продали все 2000 копий?
«Думаю, пара сотен еще осталась. Мы заказали 2000, и за прошлую неделю разошлось около тысячи копий, так что думаю, что к концу этой недели все будет продано.»

Теперь я хотел бы поговорить о перерыве в вашей деятельности. Нового альбома не будет до 2003 года. Для некоторых групп перерывы – обычное явление, они могут отсутствовать по 3-4 года. Считаешь ли ты, что люди, которые переживают из-за вашего отсутствия, просто параноики?
«Может и так, просто фэны Stratovarius привыкли получать новый альбом каждый год. У нас бывали перерывы, если их так можно назвать, т.е. иногда мы не выпускали альбом около полутора лет. Но мы всегда работаем на износ и стараемся выпустить альбом, как только у нас появляется достаточное количество новых песен, так что последние лет семь мы неустанно трудились в студии и в дороге. Я согласен, что есть такие группы, как Metallica, которые могут делать 4-летние перерывы, и при этом они, возможно, в сто раз более великая группа, чем мы, и продаются намного лучше. Их турне также намного дольше, поэтому тут все понятно. Но если иметь в виду группы нашего уровня, которые хорошо продают свои альбомы, то для них делать перерывы – не лучший вариант, особенно если группа хорошо продает альбом за альбомом, то это своего рода коммерческое самоубийство. С другой стороны, мы никогда не делали музыку ради денег, и мы не начинали играть музыку ради денег, и это должно оставаться неизменным. В конце прошлого года мы сильно устали из-за гастролей. Особенно я, ведь как ты знаешь, я обжег руку на фестивале и из-за этого нам пришлось менять расписание тура по Южной Америке, который оказался для нас адским туром, п.ч. у нас был запланирован 21 концерт и 21 перелет, мы страшно устали. Но слава Богу, концерты были потрясающими. Тем не менее, мы решились на передышку, п.ч. решили – лучше отдохнуть сейчас, чем сгореть окончательно.»


 
Интервью: Интервью с Michael Romeo, Symphony X
 



Родом из Нью-Джерси, Symphony X исполняют высококачественный, неоклассический прогрессив-металл с 1994 года, когда лидер и гитарист группы Майкл Ромео объединил силы с клавишником Майклом Пинеллой, басистом Томом Миллером, ударником Джейсоном Рулло и вокалистом Родом Тайлером. Тайлер продержался в группе меньше года, и ему была найдена замена в лице очень талантливого вокалиста Рассела Аллена. Перестановка в составе оправдала себя, и в последующие годы Symphony X выпустили несколько успешных альбомов, прежде чем им удалось наконец заключить контракт на издание своих работ в Северной Америке (два года назад). Басист Майкл ЛеПонд присоединился в 1998 году, и этот состав остается неизменным по сей день. Сейчас группа выступает в качестве поддержки в турне легендарных Blind Guardian, и это для них шанс заявить о себе в этой части света. Свой шестой по счету альбом "The Odyssey" они выпустили 5 ноября 2002 года. 29 ноября мне посчастливилось пообщаться по телефону с Майклом Ромео, этот разговор имел место как раз перед выступлением в Остине, Техас.

Как дела?
"Отлично."

Где вы сейчас находитесь?
"Где-то в Техасе… Остин."

Остин? Понятно. Вчера, в День Благодарения, вы выступали?
"Да, вчера был концерт."

Ну и как празднование Дня Благодарения в дороге? Кто-нибудь из вас женат, ребята, есть у вас семьи?
"Да, некоторые из нас имеют семьи. Это всегда порождает некоторые проблемы, понимаешь… Тебе приходится делать то, что ты должен делать. Вчера я позвонил жене, пожелал всем счастливого праздника. Это все, что я мог сделать."

Точно. Я тоже пару лет пропускал День Благодарения, когда учился в колледже на другом побережье страны. Вы все еще гастролируете с Blind Guardian?
"Да."

Давай начнем с вашего нового альбома, "The Odyssey". Фантастический альбом, я включил его в пятерку моих самых любимых альбомов 2002 года. На этом альбоме есть особенности, которых не было на ваших предыдущих релизах. Какова была цель его создания?
"Во-первых, это должен был быть тяжелый альбом, более агрессивный, чем предыдущий ["V: The New Mythology Suite"], который получился чересчур гладким, "отполированным". Это был потрясающий концептуальный альбом, он стал очень успешным, но на последнем альбоме мы решили изменить тактику, обратившись к корням. Например, я вырос на Sabbath, Priest, на музыке, которая базируется на гитарных риффах. Именно этого эффекта мы хотели добиться на "The Odyssey". Гитары и вокал превалируют. Еще тяжелее, еще агрессивнее, еще безумнее."

Я заметил на альбоме это изобилие гитарных риффов, а вокал Рассела Аллена стал еще колоритнее. Все эти новшества были твоей идеей или вся группа пришла к консенсусу создать такой альбом?
"Мы пришли к всеобщему соглашению."

Я общался со многими людьми на нашем сайте и моими знакомыми, они все считают, что с этим альбомом вы обретете немало новых фэнов. Совершенно иной подход к записи и он сработал. Я являюсь поклонником группы много лет и способен различить старое и новое звучание.
"Мы не меняли само направление. Я думаю, что в какой-то мере мы продолжаем делать то же, что и всегда. Мы по-прежнему исполняем прогрессивную, мелодичную музыку. Но она определенно тяжелее."

Да, чувство Symphony X осталось. Когда я слышу, как люди говорят: "Кажется, мне начинают нравится Symphony X", я думаю: "А вы знаете, что вы пропустили?" Как у вас обычно идет процесс сочинения: ты пишешь всю музыку, а Рассел отвечает за лирику?
"От альбома к альбому по-разному. Обычно почти всю музыку сочиняем я и Майкл Пинелла. Но поскольку этот альбом был главным образом ориентирован на гитары, я получал еще больше удовольствия от своей работы. Группа заявила: "Тяжелые риффы? Приятель, иди выполняй свою работу!" Мне пришлось здорово потрудиться над этим альбомом. Большую часть лирики написал Расс, но и остальные внесли свой вклад. Если у меня появляется идея, я приношу ее ребятам, мы репетируем, что-то меняем, добавляем. Так и работаем."

Среди моих любимых песен - "Wicked", "Accolade II", "King of Terrors" и "The Odyssey." В прошлую пятницу я был на вашем концерте в Jaxx, вы тогда исполняли "Wicked" и "King of Terrors". Это ваши любимые песни с альбома или вы выбрали их, чтобы показать, в чем же суть "The Odyssey"?
"Честно говоря, для большего у нас просто не было времени. Нам дали на выступление всего 45 минут. Моя любимая композиция - "The Odyssey"."

Не знаю, слышал ли ты, но когда Рассел объявил на концерте, что будет еще одна новая песня, я кричал за "The Odyssey". (смеется)
"У нас было только 45 минут, так что если бы мы могли выступать подольше, то уместилась бы как раз еще одна песня." (смеется)

(Смеется) Ребята, если бы вы отыграли дольше, это была бы неплохая шутка. Тем не менее, планируете ли вы хэдлайнер-тур по США, может попозже, чтобы вы могли отыграть целую программу, включив в нее и такой длинный трек, как "The Odyssey"?
"Конечно. Возможно, в январе или феврале. Сначала закончим это турне. Мы уже отрепетировали новый материал, рассчитанный на 45-минутное выступление. Но если мы отправимся в хэдлайнер-тур, то будем играть не менее полутора часов, нам придется еще многое репетировать. По возвращении из этого турне мы займемся репетициями, да и вообще выясним, как у нас обстоят дела. Пусть не два месяца, но мы хотим совершить собственный тур."

Это шанс исполнить "The Odyssey" живьем.
"Конечно, но некоторые сложные оркестровые партии нам придется исполнять впятером, придется изменить аранжировки, чтобы песню можно было сыграть в таком составе. Но мы непременно исполним ее."

"The Odyssey" - действительно моя любимая композиция. Знаешь, я вообще не отношусь к любителям очень длинных композиций, у меня очень кратковременное внимание (оба смеются), но эта вещь особенная. Когда другие группы делают эти композиции на 15-20 минут, возникает ощущение, что они растягивают их изо всех сил, чередуя гитарные, клавишные и барабанные соло, или же просто сочиняют 3-4 песни и соединяют их вместе при помощи клавишных вставок. "The Odyssey" звучит как единое целое, она просто захватывает тебя целиком.
"Когда мы сочиняем подобные композиции, мы не ставим себе временные рамки. Мы не стараемся ограничивать ее. Когда появляется история, подобная "The Odyssey", мы пытаемся поведать ее с помощью музыки. Песня развивается, это как процесс, и мы вкладываем в него много сил."

А как вы сочиняете песни? Вы выстраиваете структуру или делаете заранее какие-то наброски?
"Для подобных длинных композиций или для концептуального альбома мы стараемся подготовить лирику или хотя бы иметь наброски сюжета. Поэтому, когда мы сочиняем музыку, то уже заранее уверены, что она будет соответствовать. В случае с "The Odyssey" мы задумывали красивое эпическое произведение, и в результате все остались довольны. В музыкальном плане открыто море возможностей. Но в первую очередь мы сочиняем стихи или сюжетную линию, тогда мы уже представляем себе нужное музыкальное направление песни. Ты знаешь, хорошие риффы приходят в нужное время. Поэтому мы делаем все по порядку."


 
Интервью: Mago De Oz
 


- Сильно ли отличаются по характеру участники группы?
"Нет, все ребята любят хэви-метал; просто обожают смешивать его с фолком".

- Ваши любимы группы / музыканты?
"Классические хэви-метал группы (JUDAS PRIEST, IRON MAIDEN, SAXON, DEEP PURPLE, BLACK SABBATH,...) и конечно же RAINBOW. RAINBOW у нас любят все. В основном, мы предпочитаем слушать металл 80-х, но не брезгуем и кое-чем посовременнее".

- Какую музыку вы ненавидите?
"Без чувств".

- Какие пластинки вы взяли бы с собой на необитаемый остров?
"MADE IN JAPAN" DEEP PURPLE.
"THE NUMBER OF THE BEAST" IRON MAIDEN.
"PARANOID" BLACK SABBATH.
"RISING" RAINBOW.
А так же... BARON ROJO, OBUS, WHITESNAKE, SAXON, JETHRO TULL, IN FLAMES, HELLOWEN и так далее..."

- А что бы вы взяли ещё?
"Женщин".

- Что самое хорошее вы видите в турах?
"Заводить новых хороших друзей".

- Самые неприятные воспоминания?
"Не было такого. Не помню. С нами случается только хорошее. Мы везунчики".

- Лучший из увиденных вами концертов?
"MONSTERS OF ROCK (IRON MAIDEN, KISS, G N'ROSES и другие...) в DONINGTON PARK".

- Вы счастливы, потому что…
"Mago de Oz пользуются популярностью во всём мире. Даже там, где не говорят по-испански".

- Вы несчастны, потому что…
"В мире так много войн. А так же много голодающих".


 
Интервью: Timo Tolkki, Stratovarius
 

Timo Tolkki, Stratovarius В работе со своей основной группой Stratovarius Тимо Толкки позволил себе продолжительную паузу. Тем не менее, распорядок автора/вокалиста/мультиинструменталиста уже расписан, поскольку выходит его второй сольный альбом "Hymn To Life".

Кто ожидал, что второй альбом истинного финна, как и его великолепный дебют 1994 года "Classical Variations And Themes", с той же классической чеканкой в духе Мальмстина, окажется столь противоречивым. Толкки аргументирует и оправдывает "ломку стиля" эмоциональным мелодик-роком с поп-влияниями так: "Я больше не тот, что раньше. Я сильно переменился, особенно за последние три года с начала моей терапии".
Вернемся немного назад, чтобы выяснить, какую же роль сыграл на этот раз наш двухметровый герой. Доподлинно известно, что Толкки сыграл на альбоме все партии, кроме ударных, для записи которых он затащил сессионного ударника на три дня в студию, расположенную на въезде в Хельсинки (ту самую, которую Stratovarius арендовали для записи альбома "Infinite"). Лишь сведение производилось в хорошо знакомой FinnVox Studio. "Самым трудным для меня было снова обучаться пению", - признается солист, который до 1995 года пел в Stratovarius, пока им не попался "хороший улов" во время записи "The Fourth Dimension" - Тимо Котипельто. "С тех пор я еще больше уважаю своего тезку. То, что он делает, - гениально!"
За мягкое звучание альбома ответственно еще более знаменитое имя - Стратокастер. "Я купил себе для этой записи дополнительное оборудование, и прежде всего новую гитару. Обрати внимание, что на этом альбоме не было известных запилов Е-гитар. Он ни в коем случае не должен был стать похожим на альбом Stratovarius, это относится и к гитарному звучанию в духе U2, Dire Straits и ранних U.F.O. Музыку, как и лирику, пропитывает эмоциональность, которая носит личный характер". Операция удалась: пациент остался жив…
Одна из ключевых песен на самом деле автобиографична - это "Father"; и тут мы вспомним упоминавшуюся ранее терапию музыканта: здесь Толкки выворачивает душу наизнанку и кричит от разочарования в самом ненавистном человеке в своей жизни. "В этой песне я пытаюсь осмыслить травму, полученную в детстве", - признается он и на удивление откровенно продолжает. - "Уже три года я прохожу психологическое лечение. За это время мы по крайней мере сумели обнаружить корень всего зла и моей депрессии: дело в моем отце, который умер, когда мне было 12 лет. Долгое время мы жили спокойной и счастливой семьей. За четыре же года до своей смерти он стал другим, начал пить и переродился в крайне агрессивного и жестокого человека. Из-за этих детских переживаний я, очевидно, был не слишком откровенен до сегодняшнего дня, и наверное еще несколько лет я буду нуждаться в психологическом лечении. Конечно, первые результаты уже налицо: за последние два года я набрался на ужас много уверенности в собственных силах и поэтому лучше ощущаю себя в собственной шкуре". Толкки признается, что "Hymn To Life" является составной частью его терапии, но с другой стороны, ему пришлось впервые привыкать к моменту свободы от Stratovarius, ибо с 1992 по 2000 год он оказался - как лидер группы, отвечающий за себя, коллег, а, следовательно, за всю группу в полной мере - в бурном круговороте "Альбом-Турне-Альбом-Ритм". С другой стороны, ему представилась удобная возможность, чтобы отдохнуть и черпнуть новых сил. Или как, например, в "Love Song" - возможность поработать с другим музыкантом: вокалистка Within Temptation Шарон Дель Адель украсила эту вещь своим дивным голосом, что

 
Интервью: Интервью с Tuomas Holopainen, Nightwish
 

Интервью с Tuomas Holopainen, Nightwish
Metal Rules!!: Хочу начать с разговора о вашем новом мини-альбоме “Over The Hills & Far Away”. Я прочел на вашем сайте, что он вышел всего пару недель назад, но уже занял первую позицию в финском хит-параде и получил «золото». Мои поздравления!
TH: Большое спасибо! Это удивительное чувство.

MR: Конечно. Расскажи мне, каковы были причины для этого релиза и почему вы выбрали песню Гэри Мура, чтобы сделать кавер?
TH: Поскольку мы имеем контракт на выпуск студийных альбомов, то между “Wishmaster” и нашим новым альбомом получается пропасть в 2 года. Мы просто хотели за это время подарить что-нибудь нашим фэнам. Поскольку времени на полнометражный альбом у нас не было, мы решили сделать издание в виде сингла или ЕР. Другой причиной послужили частые гастроли, а нам хотелось разнообразить сет-лист новыми песнями. Так что мы получили несколько новых песен, которые аудитория знает. Почему Гэри Мур? Да просто песня хорошая. По моему мнению, оригинальная версия – одна из лучших тяжелых композиций всех времен. Здесь много ностальгических воспоминаний, п.ч. она вышла в 1985, когда я начал слушать музыку. Это одна из любимейших композиций. Мы отдали дань тому времени.

MR: Вы также перезаписали “Astral Romance” с первого альбома…
TH: Верно. Мы хотели добавить что-нибудь особенное.

MR: Мне также известно, что Тони из Sonata Arctica участвовал в записи в качестве приглашенного певца. Как вы к этому пришли и в каких композициях его можно услышать?
TH: Да, он исполняет партию мужского вокала в римейке “Astral Romance”, которую раньше исполнял я. Также он записал бэк-вокал для “Over The Hills & Far Away”. Мне очень нравится его голос и я считаю, что на данный момент в Финляндии он – лучший металлический вокалист. Наверное, он примет участие и в записи нашего следующего альбома.
(Согласен, что эти ребята в числе лучших новых групп, что мгновенно захватили мое внимание. Yeah.)

MR: Будет ли ваш новый DVD “From Wishes To Eternity” издан в Северной Америке? Та версия, которую можно здесь достать, представлена только в европейском PAL-формате. Есть ли планы выпустить его здесь в формате NTSC?
TH: Да, как я узнал от нашего рекорд-лейбла, лицензия на его выпуск в Канаде будет оформлена через месяц или два. DVD будет издан в Канаде, но не в США.

MR: Тогда порядок, я-то в Канаде (смеется).
TH: Хорошо. Не знаю причин, но канадский рынок всегда оказывался более доступным для нас. В Штатах со всем сложно. Сейчас они не хотят лицензировать наш DVD, и мы ничего не можем с этим поделать.

MR: Здесь он будет выпущен другим лейблом?
TH: Да.

MR: В плане сочинения песен ты в Nightwish – ключевая фигура. Считаешь ли ты себя рассказчиком? Ведь после прочтения твоих текстов кажется, что ты – поклонник фантастических романов. Если это так, то кто из писателей больше всего повлиял на тебя?
TH: Верно. Мне нравится считать себя рассказчиком и сочинителем песен. Я не считаю себя поэтом, или музыкантом, или композитором, или кем-то еще… я просто делаю песни и рассказываю сказки, это и вся суть. Я не хочу проповедовать что-то посредством моих песен или рассуждать о политике и окружающей среде или навязывать кому-то свое мнение, как жить. Это не по мне. Я просто хочу выразить свои чувства, поведать историю, создавать образы и новый мир. Это родилось из моей страсти к фэнтези. Я люблю книги, кино и искусство в стиле фэнтези. Мой любимый писатель – Толкиен. Мне также нравится Дэвид Эддингс и серии “The Dragonlance”. Еще старые добрые сказки. Я их перечитываю иногда.

MR: Полагаю, это источник твоего вдохновения. А есть ли композиции, основанные на какой-нибудь книге, или же они оказали только косвенное влияние?
TH: Скорее всего, оказали влияние. Песни не основаны на книгах. Мне нравится заимствовать некоторые фразы и создавать своего рода песню-трибьют. “Wishmaster”, к примеру, - это дань Толкиену и книгам серии “The Dragonlance”. “Elvenpath” тоже относится к таким композициям.

MR: Похоже, сочинение песен для тебя – это как приключение. Я бы хотел узнать, какой из ваших альбомов стал для тебя самым «упорным» в плане написания лирики и музыки?
TH: Самым сложным, без сомнения, был “Oceanborn”. Потому что после выхода “Angels Fall First” мы познали вкус успеха, и я начал сознавать, что способности группы и меня самого, как автора, нужно развивать. Запросы возросли, и мы хотели показать настоящий класс с этим альбомом. Мы испытали большое напряжение. Я помню, что те два месяца, проведенные в студии, были просто ужасны. Но мы выучили свои ошибки, и “Wishmaster” записывался проще и веселее.


 
Интервью: Интервью с Marcus Siepen из Blind Guardian
 




Альбом "A Night At The Opera" - пожалуй самый сильный релиз Blind Guardian за последние годы. Он поднялся на уровень выше, чем все предыдущие альбомы, и добавил больше агрессии. Хотя Blind Guardian выступают с середины 80-х, свой первый тур по Северной Америке им удалось организовать только в этом году. Это замечательное событие как для группы, так и для фэнов. Ниже читайте мою беседу с гитаристом группы Маркусом Зипеном.

Как вы настроены на первое американское турне?
"Потрясающе! Мы так долго этого ждали. Теперь у нас есть шанс выступить за океаном, и мы надеемся, что все будет отлично!"

Как долго вы выбирали песни?
"Понятия не имею, потому что мы его меняем ежедневно. Не целиком, они отличаются парой песен. У нас это зависит от настроения. Скучно каждый вечер играть одни и те же песни. Мы гастролируем с апреля и будем выступать до лета следующего года, поэтому нам необходимо что-то менять. Обычно мы играем 110-120 минут, в Америке будет то же самое."

Есть города, выступления в которых вы ждете с особым нетерпением?
"Нам очень хотелось выступить в Твин Пикс, потому что мы фанаты этого сериала, но нам сказали, что этот город больше не называется Твин Пикс. Пришлось забыть эту затею (смеется). Я испытываю восторг от самой мысли об этом турне, а не о каком-то одном городе. Мы ведь много лет ждали такого шанса, и вот теперь мы сможем выступить даже в Канаде. Я думаю, это будет потрясающе."

Хочу признаться, что "A Night At The Opera" стал одним из моих любимых альбомов.
"Большое спасибо!"

Мне кажется, что успешность вашей музыки в том, что вы умеете перенести слушателя из реального мира в совершенно другое место.
"Именно это мы и пытаемся сделать. Спасибо, что понимаешь это."

Что привело к вашему переходу от чистого спид-металла к более симфоническому звучанию?
"Мы развиваемся. Когда в 80-х мы начинали, это было то, что мы умели как музыканты и авторы песен. Такую музыку мы слушали днями. С годами мы научились писать лучшие песни, я надеюсь (смеется), мы стали более опытные как музыканты. Мы начали экспериментировать со многими вещами. Главная наша черта в том, что мы никогда не повторяем себя. Это скучно и бесполезно. Мы все время в поиске новых идей и веяний, которые можно добавить в нашу музыку. Кроме того, все члены группы слушают не только привычный металл, но и другую музыку. Это сказывается на нашем звучании, только корни должны оставаться неизменными. Мы ведь по-прежнему металлическая группа. Я читал много дискуссий в интернете относительно того, какую музыку мы исполняем. Нас относили к спид-, пауэр- и даже прог-металлу. Мы просто металлисты."

А песни как сочиняете?
"Никакого плана нет. Мы пишем песни так же, как много лет назад, - 4 минуты. Потом мы слушаем эти 4 минуты и заключаем: первая минута великолепна, а вот последние три не совсем то, что хотелось. Стираем их. Потом начинаем заново от первой минуты. Вносить изменения мы можем ежедневно. Например, во время этой записи некоторые песни изменялись бесконечно, потому что Томас и Чарли, наш продюсер, долго возились с ударными. В результате пара песен получилась гораздо тяжелее, чем должно было быть. Из-за ударных приходилось изменять гитарные партии, чтобы все звучало органично. Даже если у нас готовы все песни для альбома, это вовсе не означает, что они такими и останутся."

Я заметил, что агрессивности на этом альбоме побольше…
"Верно. Этот альбом гораздо тяжелее, чем "Nightfall in Middle Earth". Это не то что бы возвращение к корням, но определенные отголоски есть."

Что служит для тебя искрой творчества при написании песен?
"Многие вещи. Сейчас это, пожалуй, группа Queen с их хорами и гитарными пассажами… Jethro Tull и все эти фолковые веяния… Я слушаю саундтреки, классическую музыку. Как видишь, очень многие вещи дают вдохновение."

Чем ты можешь объяснить ваше долгожитие и постоянство состава?
"А зачем нам менять состав? Нас многие спрашивают об этом. Похоже, сегодня постоянный состав группы на протяжении многих лет стал чем-то необычным. Как и в других группах, у нас не обходится без споров и выяснения отношений. Но мы не увольняем того, что мнение оказалось отличным от мнения остальных, мы просто стараемся найти наилучшее разрешение разногласия. И пока что нам это удавалось. Мы работаем вместе много лет. Я знаю, как лучше работать с каждым из них. И мы по-прежнему сохраняем общее видение, общий взгляд на мир. Это объединяет нас, у нас есть успех в общем деле, зачем нам что-то менять?"



1 2 3 4 5
Панель управления
Наш опрос


Что Вы хотите видеть не сайте больше всего?

Новости
Статьи
Интервью
Быографии групп
Музыку в mp3
Видео


Архив статей
Февраль 2013 (1)
Декабрь 2012 (1)
Сентябрь 2012 (1)
Август 2012 (3)
Июль 2012 (1)
Декабрь 2011 (2)
Друзья Сайта